Маргарита Агашина

Маргарита Агашина

Сияет ли солнце у входа,  
стучится ли дождик в окно, -  
когда человеку три года,  
то это ему всё равно.  
  
По странной какой-то причине,  
которой ему не понять,  
за лето его приучили  
к короткому:  
- Не с кем гулять!  
  
И вот он, в чулках наизнанку,  
качает себе без конца  
пластмассовую обезьянку -  
давнишний подарок отца.  
  
А всё получилось нежданно -  
он тихо сидел, рисовал,  
а папа собрал чемоданы  
и долго его целовал.  
  
А мама уткнулась в подушки.  
С ним тоже бывало не раз:  
когда разбивались игрушки,  
он плакал, как мама сейчас...  
  
Зимою снежок осыпался,  
весной шелестели дожди.  
А он засыпал, просыпался,  
прижав обезьянку к груди.  
  
Вот так он однажды проснулся,  
прижался затылком к стене,  
разжал кулачки, потянулся  
и - папу увидел в окне!  
  
Обрадовался, засмеялся,  
к окну побежал и упал...  
А папа всё шел, улыбался,  
мороженое покупал!  
  
Сейчас он поднимется к двери   
и ключиком щёлкнет в замке.  
А папа прошёл через скверик  
и - сразу пропал вдалеке.  
  
Сын даже не понял сначала,  
как стало ему тяжело,  
как что-то внутри застучало,  
и что-то из глаз потекло.  
  
Но, хлюпая носом по-детски,  
он вдруг поступил по-мужски:  
задернул в окне занавески,  
упруго привстав на носки,  
  
поправил чулки наизнанку  
и, вытерев  слёзы с лица,  
швырнул за диван обезьянку -  
давнишний подарок отца.  
  
1957