Маргарита Агашина

Маргарита Агашина

Бывают в жизни глупые обиды:  
не спишь из-за какой-то чепухи.  
Ко мне пришёл  
довольно скромный с виду  
парнишка,  
сочиняющий стихи.  
  
Он мне сказал,  
должно быть, для порядка,  
что глубока поэзия моя.  
И тут же сразу  
вытащил тетрадку -  
свои стихи о сути бытия.  
  
Его рука рубила воздух резко,  
дрожал басок, срываясь на верхах.  
Но, кроме расторопности и треска,  
я ничего не видела в стихах.  
  
В ответ парнишка, позабыв при этом,  
как «глубока» поэзия моя,  
сказал, что много развелось поэтов,  
и настоящих,  
и таких, как я.  
  
Он мне сказал, -  
хоть верьте, хоть не верьте, -  
что весь мой труд -  
артель «Напрасный труд»,  
а строчки не дотянут до бессмертья,  
на полпути к бессмертию умрут.  
  
Мы все бываем в юности жестоки,  
изруганные кем-то в первый раз.  
Но пусть неумирающие строки  
большое Время выберет без нас.  
  
А для меня  
гораздо больше значит,  
когда, над строчкой голову склоня,  
хоть кто-то вздрогнет,  
кто-нибудь заплачет  
и кто-то скажет:  
- Это про меня.  
  
1974