Людмила Чеботарёва (Люче)

Людмила Чеботарёва (Люче)

Я была молодой балериной, 
Каждый вечер плясала балет. 
Но окутало жизнь пелериной 
Из навечно умчавшихся лет. 
  
Только я и теперь не забыла 
Гром оваций, букеты цветов, 
И что счастье в судьбе моей было, 
И успех, и большая любовь. 
  
Меня ласково звали Оксанкой, 
Но пролить много слёз довелось 
Мне за гордую эту осанку, 
За корону пшеничных волос. 
  
Так случается в жизни порою, 
Что весь мир отвернётся от вас. 
Расскажу, ничего не сокрою, 
Хоть и долог мой горький рассказ. 
  
Я кружуся на сцене – о, Боже! – 
Па-де-де, падеграс, падекатр... 
Вдруг гляжу я, что смотрит из ложи 
На меня государь-император. 
  
В реверансе присела я низком – 
От смущения щёки горят. 
А в антракте хозяин записку 
Мне даёт – от него, от царя. 
  
– Во дворец, мол, немедля явися 
Перед светлые очи его! 
Я заплакала, но не зависит 
От меня уж теперь ничего. 
  
Мне не дали проститься с родными, 
У театра – карета с гербом. 
Я шепнула любимого имя 
И себя осенила крестом. 
  
Утешал меня старенький кучер: 
– Мол, не лей, девка, слёзы зазря 
И себя понапрасну не мучай – 
Чай, не первая ты у царя! 
  
Он натешится вволю да бросит, 
Как игрушку бросает малец. 
На платочек – утри свой курносик. 
Тпру!!! Приехали – царский дворец. 
  
Я в ответ ничего не сказала, 
Только помню: шагнула сама 
В самый центр огромного зала, 
Где прислужников – тьмущая тьма. 
  
Там сидел император на троне 
В горностаевом белом плаще, 
В золотой с изумрудом короне. 
И я вновь зарыдала вотще. 
  
Только царь своих слуг отсылает, 
Чтоб остаться со мной тет-а-тет, 
Мою тонкую руку лобзает, 
Признаётся, что любит балет, 
  
Осыпает меня жемчугами 
Своей щедрою царской рукой, 
Говорит, что своими ногами 
У него я украла покой, 
  
Что могу императоршей стать я... 
Только как же я брошу семью – 
Мамку с тятькой, сестрёнок и братьев, 
И любовь дорогую мою? 
  
Я царю говорю: «Мол, прости ты 
Девку глупую, царь наш отец! 
Ну куда же мне с рожей немытой 
В ряд Калашный – к тебе во дворец? 
  
У меня есть семья, есть театр, 
У меня есть любовь на года. 
Я не буду твоей, император, 
Никогда! Никогда!! Никогда!!!» 
  
Царь притопнул ногой, что есть мочи, 
Палача призывает к себе 
И кричит: «Раз в царицы не хочет, 
То пущай покорится судьбе. 
  
Отхлестайте её батогами! 
Не щадите! Хлестайте как след! 
Чтоб меня не смущала ногами 
Дура-девка и ейный балет». 
  
И моё полумёртвое тело 
Они бросили прямо за дверь. 
Только выжить я как-то сумела 
И по миру скитаюсь теперь. 
  
Вот хожу и пляшу по вагонам, 
А балетки мои – костыли... 
– Эй, дедуля, плесни самогону 
За потешные танцы мои!


Популярные стихи

Борис Пастернак
Борис Пастернак «Карусель»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Последний тост»
Александр Яшин
Александр Яшин «Орел»
Борис Чичибабин
Борис Чичибабин «Меня одолевает»