Любовь Шишкова-Черняева

Любовь Шишкова-Черняева

Четвёртое измерение № 3 (531) от 21 января 2021 г.

Подборка: Мой храм

Никогда

 

И упало каменное слово...

А.Ахматова

 

...«Никогда» смеется даже

над бесконечностью.

А.Грин

 

Камень из пращи ночного бреда,

Выстрел без особого труда,

Лёгкая небрежная победа –

Брошенное в воздух Никогда.

 

Замолчи, насмешливая карма.

Это всем молитвам вопреки,

Это голос полночи угарной,

Яд бессилья, скормленный с руки.

 

От непогрешимости хмелея

В гулком зале страшного суда,

После отреченья Галилея

Заливалось смехом Никогда.

 

Бесполезно прятаться украдкой,

Дожидаясь перемен в судьбе, –

С точностью шизоидных припадков

Никогда напомнит о себе.

 

Никогда. Хоть лезвием по венам.

Никогда. Хоть с мылом да в петлю.

Никогда. Хоть головой об стену –

Это слово громче чем «люблю».

 

Лучше б молча, лучше б без ремарок,

Но, упившись властью, без стыда,

Преподносит смех свой, как подарок,

Вежливый убийца Никогда.

 

...Все уйдёт, и бесконечность сгинет,

Робко о безмолвии моля.

Чья рука последний камень кинет,

Чтоб звучал, как гром с небес, в пустыне

Смех Шута над телом короля?..

 

Август

 

Мучительно заснуть под утро

увидеть

холодный август рыдающий ливнем

рытвины от гусениц на шоссе

живые трупы бездарной труппы

на белёсом экране

три шестёрки на лбу зверя

чёрную шерсть на руках продавца

бумажных цветов

пепел вместо денег в карманах

карму по прозвищу бытиё

быдло простое как песочные часы

простёртую над городом руку

наматывающую радугу на ладонь

почти как колючую проволоку

кольца бульваров пустых и прозрачных

гулкие горла поливальных машин

смывающих кровь с морщин асфальта

мёртвые глаза последней революции

радостный рёв новых героев

Гернику новорождённых баррикад

беспощадных как всё беспомощное

стол с багровой свечой-маяком

горящей пока не вернутся они

мужчины которых ждут всегда

безоружные как сама молодость

беспечные и сильные как их песни

с гитарами и теннисными ракетками

вместо винтовок и кольтов

кольчатый червь времени

сжимается вокруг стола

и больше нечем дышать

но горит свеча и они вернутся

они не ушли навечно

в холодный август рыдающий ливнем

 

(1991)

 

Мой храм

 

Присев на край холодной ванны

устало руки уроню

и в состояние нирваны

усилием себя вгоню

 

расслабленность нужна как воздух

когда бессмысленны слова

когда набор улыбок роздан

когда живешь едва-едва

 

спокойный уголок квартиры

мой кафельный мой белый храм

спаси и сохрани от мира

от будничных и пошлых драм

 

меня мутит меня воротит

от этих лиц лицом ко мне

от этих глаз в окне напротив

от паутины на стене

 

плевать что солнца я не вижу

оно такое как всегда

я к свету с ним не стану ближе

внутри меня моя звезда

 

пространство до предела сузив

мой храм покоем окружи

пусть горстка скомканных иллюзий

валяется в углу души

 

за это право быть собою

я всё наверное отдам

и с лёгкостью я дверь закрою

ведущую в мой белый храм

 

Молитва

 

Здесь идущий на смерть плюет в тебя

здесь цикута рецепт от бессонницы

здесь волшебные камни в песок дробят

здесь на каждую душу свои ловцы

 

и Цезарь всё ещё зовет Брута

и здесь кому бардак кому круто

здесь мало места а людей много

но я смотрю наверх я жду Бога

 

обучи меня грамоте лёгких снов

сохрани отражение чистых звёзд

покажи мне выход из тех домов

где мы сами становимся частью гнёзд

 

и так пружинят под ногой карнизы

и если хочешь это путь без визы

а за спиной в глухой стене блёкло

незрячим выводком дрожат стёкла

 

я прошу покажи мне Твоё лицо

состояние полуполёта бред

может быть Ты устал быть моим отцом

может слишком устал за две тысячи лет

 

а здесь всё так же не видно неба

и здесь кому вина кому хлеба

здесь даже ангелы в аду битвы

и так тихи слова моей молитвы

 

сохрани плоть и кровь что ношу внутри

помоги донести этот хрупкий груз

я всё так же гляжу на Тебя смотри

по ночам я всё так же Тебе молюсь

 

* * *

(из ранних)

 

На пределе не вена – венка

И не голос, а голосок.

И стоит, как стояла стенка

Поперёк.

 

И не тело, а двое телец,

Ни на что не хватает сил.

Где нашёлся такой умелец?

Пополам разделил.

 

Четыре глаза не видят,

Четыре ноги не бегут,

Живу я, как многие, сидя.

Домашний уют!

 

А если попытка встать?

Но я не такой, как все,

Боюсь, что скажут: «Опять

Ты на чужой полосе».

 

В доке

 

В доке гниют сваи

в доке течёт крыша

псы бродячие лают

люди едва дышат

 

тихо шепчут пора бы

тихо зовут свободу

когда же этот корабль

будет спущен на воду

 

когда же душа отделится от тела

когда же закончится дней круговерть

когда же сезонные корабелы

достроят корабль по имени Смерть

 

день как изнанка ночи

лишняя смена цвета

камень вода точит

может есть жизнь где-то

 

кто тебе дал имя

Будда? Аллах? Один?

ты наравне с ними

час за века сходит

 

белки этих глаз нарисую белым

и чёрные лица и грубость черт

нескоро сезонные корабелы

достроят корабль по имени Смерть

 

кто-то застыл в шоке

кто-то упал с кровли

бьются в висках токи

красной и злой крови

 

остов-скелет замер

чёткий как твой разум

грязью потом слезами

вместо смолы смазан

 

и это их право и это их дело

и если не хочешь не надо смотреть

на то как сезонные корабелы

достроят корабль по имени Смерть

 

Клеопатра

 

Чёрные ливни кос

мраморный берег лба

сжатый в молчаньи рот

линия горизонта

исповедальная ночь

что есть моя судьба

мёртвая ли любовь

волны ли Геллеспонта

 

вырежи мой язык

если не хочешь слов

вырви мои глаза

если обижу взглядом

ты оскопи меня

если ты любишь кровь

но не зови к себе

лёгкую смерть от яда

 

восемь часов любви

восемь часов темно

разве же смерть цена

за эту ночь не спящих

я упаду к луне

я воспарю на дно

царская прихоть

пусть

ищущий да обрящет

 

ты позабудь слова

я позабуду страх

я до утра твой раб

тень и вторая кожа

смерть твоя смоет грязь

мы превратимся в прах

смерть моя смоет грусть

как мы с тобой похожи

 

* * *

 

Не гадайте, мой друг, по руке.

Отряхните морщины с ладоней,

Без любви, без судьбы, – налегке,

Без последних минут на балконе

Продолжайте непознанный путь,

А дожди смоют след на дороге,

И за вами пойдёт кто-нибудь

Точно так же, без зла и тревоги...

Оглянуться – пропасть и упасть

Одураченным солнцем Икаром,

Память прошлого – страшная власть.

Предсказания – смертная кара.

Ни вчера и ни завтра, мой друг,

Не дадут вам желанного смысла.

Лишь сегодня – законченный круг,

Гармоничный как целые числа.

Отрекитесь от странных идей,

Станет вам и светлей и спокойней,

Верьте только в сегодняшний день.

Отряхните морщины с ладоней...

 

Город S

 

Это не то, что мне нужно..

Б.Г

 

Не много ли солнца в холодной воде

с приходом рассвета

я снова одна в этом городе где

иллюзия лета

мираж пробуждения

признак тепла –

обличья обмана

и нет для меня изощрённее зла

чем фата-моргана

 

и город у моря не больше чем блеф

открытка цветная

я здесь взаперти

обессиленный лев

игру принимает

суровы условия этой игры

жестоки приёмы

и солнце никак не коснётся горы

так долго до дома

 

и здесь девять дней

словно девять недель

так долго любимый

и здесь нет тебя

среди этих людей

струящихся мимо

и здесь одиночество как западня

в иллюзии лета

любимый пожалуйста вспомни меня

с приходом рассвета

 

Заклинание

 

Я не знаю главной из причин

не спрошу «за что» или «зачем»

боль моя молчи молчи молчи

не касайся отворённых вен

 

Маргарита ты поймёшь меня

я как фото чёрный страх сожгла

Маргарита не унять огня

всё спалит дотла дотла дотла

 

в доме ночь и лампа не горит

а в душе светло светло светло

просто мой любимый рядом спит

просто в мире не всесильно зло

 

и кошмар ненужных тяжких лет

как последний уголёк погас

вижу я рассвет рассвет рассвет

пусть надежда не оставит нас