Лев Либолев

Лев Либолев

Скажи, Фома неверующий, мне – 
зачем нужна пасхальная суббота 
с наколотой иконой на спине 
у всех, кто крал, сидел, по фене ботал. 
Зачем она тому, кто в северах 
давился неразбавленным спиртягой, 
зачем она кричащему «ура» 
на фоне багровеющего стяга 
родной страны, усталой от страстей... 
Скажи хоть что-то в пятничном раздрае. 
Неделя остаётся на листе, 
а мы с тобой листы перебираем, 
читая понемногу день за днём... 
Уже стемнело, вечер удивлённо 
косится, как мальчишка... Шуганём? 
но мы его, знакомого с пелёнок, 
не станем гнать... За окнами квартал 
напялил фиолетовую блузу... 
Дороги опустевшая черта, 
над ней – из веток вывязанный узел, 
и крест на перекрёстке, и фонарь, 
и вывесок бессмысленные флаги 
над городом... Пасхальный инвентарь. 
Кому-то – храм. Ещё кому-то – лагерь. 
Но свой. Родной... Деревья, как столбы, 
как строй людей. Страна играет в 
     прятки. 
Людей скрывает в городе. Любых. 
И номер наш порядковый в порядке, 
и дело наше спрятано в досье, 
и собраны вещички в чемоданы... 
Ночной попутчик скажет нам, подсев, 
гуляем от Москвы до Магадана 
в такую ночь? Неверующим нам, 
страстей страны хлебнувших до отвала, 
понятно, что история темна, 
но повода пока не подавала 
для переосмысления... Свече 
дано гореть и плакать – тяжело мне. 
А где-то завтра вынесут ковчег. 
Неважно где, в Уфе, Чите, Коломне. 
И певчие, и звон колоколов, 
и сонные, светящиеся лица... 
И небо, как лампадное стекло, 
готовое разбиться над столицей, 
над всей землёй, артериями рек 
увитой, словно старческое тело... 
А как тебя зовут-то, имярек? 
Что ищешь ночью в мире опустелом? 
Наколки на спине и на груди – 
там божий храм, а здесь – безбожный 
     Сталин... 
И скоро утро. Что там, впереди? 
Мы бога ждать ещё не перестали – 
скажи мне, мой неверующий... Там 
мы тоже наше прошлое разделим? 
Христовы страсти, гиблые места, 
чудесная пасхальная неделя, 
и хлебный дух, просфоры, куличи, 
и крашенки катаются в корзине. 
И жёлтое мерцание свечи, 
и воздух, фиолетовый и синий. 
Любая ноша нам не тяжела – 
кому служить – вождю, царю, идее? 
Чего ж ещё-то, Господи, желать, 
ещё не веря... но уже надеясь.

Популярные стихи

Александр Суворов
Александр Суворов «Остановите время, я сойду»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Горение»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Разговор с небожителем»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Колизей»