Леопольд Эпштейн

Леопольд Эпштейн

Певица на сцене в серебряном платье 
Поёт о любви, выходящей за край. 
Кто в оперу ходит, кто денежки платит, 
Тот либо богат, либо верует в рай. 
  
В подобранном галстуке, в строгом 
     костюме 
Сидящий с достоинством рядом с женой, 
Он слушает пенье хрящами, костями, 
Ему пищевод перекрыло волной. 
  
Обычно он скромен, не очень напорист, 
Критичен к другим и себе самому, 
Но в эти минуты он мчится, как поезд 
Лучом разрывающий мутную тьму, – 
  
Без цели, без графика, даже стоп-крана 
Лишённый, абсурдный, как наше житьё. 
Ах, если б владелица меццо-сопрано 
Могла бы представить, как любят её! 
  
Но ей, в каплях пота от жарких софитов, 
Его ощущения так же чужды, 
Как, скажем, пожарникам – бредни 
     софистов, 
Когда не хватает напора воды. 
  
Она, задыхаясь – такая рулада 
Безумного голосу стоит труда, – 
Как райская птичка из жгучего ада 
Волшебные песни бросает сюда. 
  
          2005