Леонид Мартынов

Леонид Мартынов

Что песня? 
Из подполья в поднебесье 
Она летит. На то она и песня. 
А где заснет? А где должна проснуться, 
Чтоб с нашим слухом вновь 
     соприкоснуться? 
Довольно трудно разобраться в этом, 
Любое чудо нам теперь не в диво. 
Судите сами, будет ли ответом 
Вот эта повесть, но она — правдива. 
  
Там, 
Где недавно 
Низились обрывы, 
Поросшие крапивой с лебедою, 
Высотных зданий ясные массивы 
Восстали над шлюзованной водою. 
Гнездится 
Птица 
Меж конструкций ЦАГИ, 
А где-то там, 
За Яузой, 
В овраге, бурля своей ржавеющею плотью, 
Старик ручей по черным трубам скачет. 
Вы Золотым Рожком его зовете, 
И это тоже что-нибудь да значит. 
  
...Бил колокол на колокольне ближней, 
Пел колокол на колокольне дальней, 
И мостовая стлалась всё булыжней, 
И звон трамвая длился всё печальней. 
И вот тогда, 
На отдаленном рынке, 
Среди капрона, и мехов, и шелка, 
Непроизвольно спрыгнула с пластинки 
Шальная патефонная иголка. 
И на соседней полке антиквара 
Меж дерзко позолоченною рамой 
И медным привиденьем самовара 
Вдруг объявился 
Ящик этот самый. 
  
Как описать его? 
Он был настольный, 
По очертаниям — прямоугольный, 
На ощупь — глуховато мелодичный, 
А по происхожденью — заграничный. 
Скорей всего он свет увидел в Вене, 
Тому назад столетие, пожалуй. 
И если так — какое откровенье 
Подарит слуху механизм усталый? 
Чугунный валик, вдруг он искалечит, 
Переиначит Шуберта и Баха, 
А может быть, заплачет, защебечет 
Какая-нибудь цюрихская птаха, 
А может быть, нехитрое фанданго 
С простосердечностью добрососедской 
Какая-нибудь спляшет иностранка, 
Как подобало в слободе немецкой, 
Здесь, в слободе исчезнувшей вот этой, 
Чей быт изжит и чье названье стерто. 
Но рынок крив, как набекрень одетый 
Косой треух над буклями Лефорта. 
  
И в этот самый миг 
На повороте 
Рванул трамвай, 
Да так рванул он звонко, 
Что вдруг очнулась вся комиссионка, 
И дрогнул ящик в ржавой позолоте, 
И, зашатавшись, встал он на прилавке 
На все четыре выгнутые лапки, 
И что-то в глубине зашевелилось, 
Зарокотало и определилось, 
Заговорило тусклое железо 
Сквозь ржавчину, где стерта позолота. 
  
И что же? 
Никакого полонеза, 
Ни менуэта даже, ни гавота 
И никаких симфоний и рапсодий, 
А громко так, что дрогнула посуда,— 
Поверите ли? — грянуло оттуда 
Простое: «Во саду ли, в огороде...» 
Из глубины, 
Из самой дальней дали, 
Из бурных недр минувшего столетья, 
Где дамы в менуэте приседали, 
Когда петля переплеталась с плетью, 
Когда труба трубила о походе, 
А лира о пощаде умоляла, 
Вдруг песня: 
«Во саду ли, в огороде,— 
Вы слышите ли? — девица гуляла!» 
  
          1954


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Свободная любовь»
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Скоро ты будешь взрослым…»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Не уходи из сна моего»
Владимир Солоухин
Владимир Солоухин «Настала очередь моя»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Лают бешено собаки»