Леонид Мартынов

Леонид Мартынов

Я не знаю — она жива или в северный 
     ветер ушла, 
Та искусница, что кружева удивительные 
     плела 
В Кружевецком сельсовете над тишайшею 
                                речкой 
     Нить? 
Кружева не такие, как эти, а какие — 
                             не 
     объяснить! 
Я пошел в Кружевной союз, попросил 
     показать альбом, 
Говорил я, что разберусь без труда в 
     узоре любом. 
Мне показывали альбом. Он велик, в нем 
                                
     страницы горбом, 
И, как древних преданий слова, по 
     страницам 
                                бегут 
     кружева. 
Разгадал я узор — сполох, разгадал 
     серебряный мох, 
Разгадал горностаевый мех, 
Но узоров не видел тех, 
Что когда-то видал в сельсовете 
Над тишайшею речкой Нить — 
Кружева не такие, как эти, а какие — 
                                не 
     объяснить! 
Я моторную лодку беру, 
Отправляюсь я в путь поутру — ниже, 
     ниже 
                                по 
     темной реке. 
Сельсовет вижу я вдалеке. 
Не умеют нигде на свете эти древние 
     тайны хранить, 
Как хранили их здесь, в сельсовете, 
                         над тишайшею 
     речкой Нить. 
Славен древний северный лес, озаренный 
                                майским 
     огнем! 
Белый свиток льняных чудес мы 
     медлительно развернем. 
Столько кружева здесь сплели, что 
     обтянешь 
                                 вокруг 
     земли — 
Опояшешь весь шар земной, а концы меж 
                                землей 
     и луной 
Понесутся, мерцая вдали... 
Славен промысел кружевной! 
Это те иль не те кружева? 
Мастерица! Она жива? 
Да жива! 
И выходит она, свитой девушек окружена. 
Говорит она: 
— Кружева мои те же самые, те же самые, 
Что и девушки и молодушки. Не склевали 
                              наш лен 
     воробушки! 
Не склевали лен черны вороны, 
     разлетелись 
                                они во 
     все стороны! 
Кружева плету я снова. Вот он, свиток 
     мой льняной. 
Я из сумрака лесного, молода, встаю 
     весной. 
Я иду! Я — на рассвете! 
Встретьте девицу-красу 
В Кружевецком сельсовете, в древнем 
     северном лесу! 
  
          1932


Популярные стихи

Борис Слуцкий
Борис Слуцкий «Прощание»
Владимир Соколов
Владимир Соколов «Когда смеются за спиной»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Половина девятого»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Листва отпылала»
Генрих Сапгир
Генрих Сапгир «Зелёная карета»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Твоя душа»