Леонид Борозенцев

Леонид Борозенцев

Четвёртое измерение № 1 (349) от 1 января 2016 г.

Подборка: Сны тревожные

* * *

 

Я ангела видел в заутреннем сне:
Оставивший небо до судного срока,

Он падал. В лунной вышине

Во мгле цитировали Блока:

 

«…в белом венчике из роз,

впереди Иисус Христос…»


И тени ложились на снежность листа,
И вторила боль колокольному звону,
А мы снимали ночь с креста,

Как будто со стены – иконы.

 

* * *

 

Время собирать камни –

это момент истины,

когда в тебя целятся из огнестрела,

целятся и стреляют,

 

а у тебя – ничего, кроме Слова,
и ответить больше нечем...

 

* * *

 

Обессиленный всадник скакал
Гиацинтовым небом с монетой Харона.

                                                  Б. Руденко

 

Так оплывали губ бессильных уголки,

Пытаясь радугой заветной изогнуться,
Так оплывали взгляда угольки,
Не находя целебного безумства.

Так ночь неслась к последним берегам,
К земной черте оплавленного края,
Не оборачиваясь к сгорбленным богам,
Неся добычу, не скорбя, не понимая...

 

* * *

 

Лунный путник вдали

С чёрной книгой под пологом чёрным –

Это – сны хризантем,

                   замерзающих в зыбкой ночи.

 

Игра в дым

 

Снег прошивает навылет распахнутый дом,

В окна впиваясь, в его заэкранное сердце –

Дом превращается в дым, в радиаторов ком,

Не успевающий рёбрами их обогреться.

 

Каждая прядь электричества нервно дрожит,

Жадно вдыхая азарт, беспокойство прохожих.

Ветер то стихнет, то вновь в переулках кружит,

Тонкие иглы нещадно тасуя под кожей.

 

Белая пыль пробегает по свежим следам,

В небо вздымается, снова отчаянно хлещет,

Снежно впивается в губ потускневший вольфрам

И беспристрастно холодные козыри мечет.

 

* * *

 

А голос сыпался на мраморные плиты,

Цепляясь стоном за чернеющих прохожих,
Срываясь в шёпот и беззвучные молитвы,
Уже не веря, что хоть кто-нибудь поможет.

И в сумерках навстречу плыли лица

Неслышащих и просто безразличных,

И сердце не могло остановиться,
И в рокот улиц пряталось по-птичьи.

 

Беженцы

 

Тишина в мехах аккордеона

Сладко дремлет, греется у печки.

Бородами оплывают свечи,

И капель в окошке монотонна.

 

Зарастает боль в груди тупая,

Что живёт под ребрами и между –

И опять затеплилась надежда.

…И война неслышно отступает.