Лада Пузыревская

Лада Пузыревская

1. 
  
Плотно забиты окна, как кляпом, пухом, 
нежностью тополиной ты сыт по горло, 
душно, стакан воды бы, и ты не гордый, 
можешь позвать на помощь кого угодно, 
только вот – никого здесь... Какая муха 
в кровь искусала Богом забытый город?.. 
  
Жадностью болен ты, словно та старуха 
с битым корытом – мимо по водостокам 
пусть бы текли соблазны, незорким оком 
их провожают тени… Не так уж плохо 
в этой бетонной клетке – тепло и сухо, 
только тебе всё кажется, что жестоко 
  
кем-то наказан ты. Пережжённый вечер 
не бесконечен. Легче дышать, похоже, 
станет, когда осядут шаги прохожих 
пылью на тротуарах – немного позже, 
может, и ты дотянешь... Когда бы ветер 
     – 
тот, что заходит с моря, тогда – 
     возможно, 
было бы проще, впрочем… 
ты осторожно… 
  
2. 
  
… руку мне дай, и я приведу тебя к морю 
     – 
там, где всерьёз реален лишь абрис 
     паруса, 
ветер не спит ночами, пришпиленный к 
     молу, 
там только море – жизнь, остальное – 
     пауза. 
  
Видишь ли, море не предаёт, любя, души 
     – 
если цунами – значит, не то мы делаем, 
море играет с нами честнее, чем суша – 
пенно сбиваясь, шепчет: вы были 
     смелыми, 
  
бредит прибоем… Переведу тебе, 
     хочешь?.. 
и горизонт, в волнах растворённый, 
     ближе нам. 
Всё, что считали мы берегами – не… 
     очень. 
Здравствуй, вода солёная, здесь мы – 
     выживем, 
это не трудно нам, 
побывавшим там – ниже… 
  
3. 
  
… некуда ниже, когда под ногами – дно. 
Крепко держи загубник, дыши и слушай – 
бьётся ли сердце, и третьего не дано – 
стой на коленях или всплывай. На сушу 
можно вернуться и без приключений, но 
незачем, если там никого, кто нужен. 
  
Бросит ракушку (не решка ли?..) здешний 
     бог 
мелкопесчаных снов – ты, похоже, 
     пленник, 
и – глубоко … не-приветственно осьминог 
щупальца тянет, водорослей сплетений 
не разобрать… да и стоит ли?.. – ни 
     дорог, 
нет под водой, ни звуков, ни 
     света-тени… 
  
Не заплывай – не вернёшься!.. – за 
     тишину, 
трудно свободным быть на одном баллоне 
воздуха, а погремушка всё тише – дну 
в общем-то, безразлично, что Бог уронит 
в крепко солёный Эдем – покорившись 
     сну, 
души плывут, а звёзды на небосклоне 
все на местах положенных… точно?.. 
Кроме… 
  
4. 
  
…кроме того, что море живёт, как дети, 
нежно сплетая волны и сны в рассветы, 
любит оно, волнуясь, искать ответы 
на берегу истоптанном – кто ты, где 
     ты?.. 
Что ты поймаешь, в небо забросив 
     сети?.. 
  
Можешь молчать и ждать золотую рыбку, 
если ещё имеешь к ней порученья, 
можешь играть в рулетку с подводной 
     чернью, 
или души солёной начать леченье, 
можешь построить замок в песочке 
     зыбком… 
  
На берегу, где ветер-то волен не был, 
для моряка, сведённого (не с ума ли?..) 
правилами игры пострашней цунами – 
крыс берегут, да и капитан не с нами – 
выбор обычен – если не дно, то – небо. 
Это привычка – 
лишь бы не здесь, 
а мне бы… 
  
5. 
  
…выплыть, не захлебнувшись своей 
     свободой, 
не растеряв сокровищ и… Здравствуй, 
     Немо!.. 
Знаешь, ты всё такой же – нейтральны 
     воды, 
даже, пожалуй, слишком… всё ждёшь 
     погоды, 
для разговора с небом?.. Пора на землю 
     – 
  
к тем кораблям, добравшимся до причала 
     – 
в странствиях по морям корабли стареют 
счастливо… Но мечты, что висят на реях, 
были когда-то парусом… Слишком мало 
жизни на суше, чтобы в неё поверить. 
  
Это не горе, если под плеск ладоней 
волны размоют контур твоей вселенной – 
помнишь ли: море пьяному – по колено, 
пьяному жизнью – он и в воде не тонет, 
и не горит в огне… Приходи на землю – 
  
сам всё увидишь: можно начать – с 
     начала, 
как поступают птицы, весной вернувшись, 
можно – с конца… Не знают морские души 
о берегах, а надо бы – слишком мало 
жизни в воде для тех, кто рождён на 
     суше.

Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Внимая ужасам войны»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Беатриче»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Чёрный квадрат»
Леонид Филатов
Леонид Филатов «Мгновения тишины»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Колокольчик»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Я тебя бы на руки взял…»