Константин Струков

Константин Струков

Четвёртое измерение № 20 (368) от 11 июля 2016 г.

шанс не сойти с ума

Двенадцать месяцев

 

Когда мороз сожжёт весь мир дотла

и ночь скользнёт по лунному лучу

когда душа потребует тепла

откинуть штору и зажечь свечу

Над пламенем теряя час и век

теряя страх, обиды и корысть

стать невесомым, как январский снег

и падать в опрокинутую высь

 

Последняя страница февраля

экслибрис голых веток за окном

Полнеба разрывают тополя

полжизни показались просто сном

Прямых лучей распущена коса

и тени на снегу ещё легки

Нет повода не верить в чудеса

и нет причины не писать стихи

 

Март рассчитается с зимой

со спячкой, кашлем и простудой

уже раскинуты запруды

на отсыревшей мостовой

на древке замершей сосны

с утра чернеет позолота

и обещание полёта

как ощущение весны

 

На пыльной улице апрель

с мальчишками гоняет в салки

и глобус, найденный на свалке

зовёт к открытию земель

А рядом выползли на свет

и щурятся старухи строго

им тоже видится дорога

и в небо уводящий след

 

Подобрала бессонница ключи

спать не даёт, всё дёргает «вставай!»

без повода приходит, без причин…

Заблудший дребезжит ночной трамвай,

он тянет за собой рассветный час

и сердце просыпается опять

Май столько (!) обещает каждый раз

и забывает это исполнять

 

Солнце горит наперстком

выцвели облака

Кажется, всё так просто –

лето, июнь, река

Кроны деревьев близко

травы у самых ног

Можно продолжить список –

свет, бесконечность, Бог

 

На нас глядят прозрачно-голубые

глаза июля из-под солнечных ресниц

неуловима смена чисел и страниц

как смена облаков над крышами рябыми

И это незаметное движенье

подскажет шелестом взлетевших к небу крон –

не тяготения физический закон

нас держит на Земле иное притяженье

 

Со дна глубокой августовской ночи

где горизонт горелой коркой хлеба

где нет границ и путь наверх короче

увидеть вдруг как дышит в звёздах небо

И под дождём мерцающего света

под шелест трав, щекочущих колени

на самом стыке осени и лета

затормозить раскрученное время

 

Всё ярче, все прозрачней акварели

сентябрь смело смешивает краски

по вечерам холодные постели

не предлагают усыпляющие ласки

Дожди насквозь и наискось прошили

весь город и настойчивей прохлада

Вот так... а ничего и не решили

и не успели до начала листопада

 

Раскинутое, вскинутое небо

прозрачная, безоблачная даль

я никогда до этого здесь не был

мне никого пока ещё не жаль

Нежнейшие октябрьские краски

как будто излучают тихий свет

так сладко оказаться в этой сказке

которой и названия-то нет

 

Есть дни в начале ноября

в прозрачном холоде и свете

когда не хочется о смерти

весь мир как в капле янтаря

И ночь вытягивает в нить

мозаику огней бессметных

я верю, что душа бессмертна

я знаю, жизнь не повторить

 

Небо корябают голые ветки лип

и настроенье как будто похмелье с утра

Иней съедает мозги, но это не грипп –

это ломает декабрьская хандра

Белой пустыней лежит впереди зима

Надо идти, но смертельно тянет ко сну

Надо идти – это шанс не сойти с ума

это единственный способ приблизить весну