Константин Матросов

Константин Матросов

Сим-Сим № 17 (221) от 11 июня 2012 г.

Подборка: Фигура, вписанная в темень

О тополе

 

А. М.

 

Здесь раньше было в три обхвата дерево –

Не то чтобы родное – вроде деверя

Твоей душе, из интернета вылезшей,

Натыкавшейся в скорый ужин вилочкой

И вышедшей на крону эту пялиться –

Нависшую над домом, словно палица,

Движеньями манерными и ловкими

Вбивая никотин и смолы в лёгкие.

 

Я приходил к тебе, и пили водку мы,

То ночью, сквозь окно грозой уфотканы,

То днём – по преимуществу последнее,

Лелея настроение не летнее.

Порядком нахлеставшись, мимо тополя

Мы по двору, раскачиваясь, топали,

Светло ли или в эту пору поздно, как

Зимой к калитке шли, как будто по снегу.

 

И выходили в лето вдруг – на улицу,

Чтоб высмотреть в короткой юбке умницу,

Без точек зрения, но с пятой точкою

Красивой – я сисястую, ты – тощую.

Постановленье вышло от правительства,

Чтоб двор твой летом от метели вытерся,

Что в жаркую погоду это лишнее –

В июль засунутая вьюга личная;

Избавиться от этого десантника

Зимы, как бы ей ни было досадненько.

 

Тем более, что двор, отняв у пасынка,

Наркотики засовывал за пазуху.

И спилен был, нависший, словно палица,

И не на что теперь в окошко пялиться.

 

Когда в квартире занят будешь печкою

С какой-нибудь студенткою беспечною,

Суя ей в пасть порубленное деревце

(Конечно, печке, а не этой девице)

Ты вспомнишь о трясущем перхоть тополе,

Чей вид в окне так запросто откнопили,

Что всех делов осталось – ткнуться замертво

В компьютер, загружающий параметры.

 

2010

 

* * *

 

Лунным когтем с небесного купола,

Как вчера, – то есть наверняка,

К ночи будут уже отколупаны

Накипевшие днём облака.

 

Целый день, я, таскавшийся по лесу,

Утром бодрый ещё, а потом

Целиком измотавшись и полностью,

Прихожу в деревенский свой дом.

 

Загарцует колонка анапестом,

Из руки тут же вырвется мышь.

Я возьму телефон – просто-напросто

Это ты на него позвонишь.

 

Ты твердишь – одиночество в горле-де

У тебя застревает, что кость,

И хозяином буду я в городе,

Где я точно уверен, что гость.

 

Там, внутри, что-то, видимо, сорвано

И твердит постоянно оно,

Что теперь уже всё равно, всё равно,

Всё равно, всё равно, всё равно,

 

То, что жизнь вся зависит от случая

И, по сути, никто человек.

Говори, говори, я послушаю,

Смежив створки натруженных век.

 

Ни влюбляться в кого-нибудь по уши,

Ни трудиться не хочется, ни

Побеждать, а то снова напорешься

На холодные эти огни.

 

Мне судьбою, казалось, начертано

Половинку себе подсмотреть,

Но встречались мне, максимум, четверти,

У последней я сам был лишь треть.

 

Вместо жабр открываются жалюзи.

Мелких рыб в брюхо город берёт

Из села, как акула, безжалостно,

А со мною всё наоборот.

 

На диван брякнусь, сунувши за щеку

Леденец, как совали обол.

Посмотрю, что гоняют по ящику:

Шоу, новости или футбол.

 

2010

 

* * *

                              

Твоё лицо мне так знакомо,

Как будто ты жила со мной.

А. А. Блок

 

Какой-то праздник. Кутерьма

Снаружи, хоть и дождь и полночь,

Чтоб снова не сойти с ума,

Желанье праздника исполнишь:

Всего-то выйти из подъезда,

Идти со всеми по пути,

С толпой затаптывая вместе

Окурки, пластик, конфетти.

 

Деревья, побеждая боль,

Бредут, друг друга взяв за лапы,

Гирляндой скованные, вдоль

Бетонной стражи по этапу.

Луна рассыпала червонцы

По лужам, бесполезны при

Грейпфрутовом нектаре солнца,

Зажглись вдоль улиц фонари.

 

Бухая молодёжь, плевки,

Смех, летом сальный неизменно,

Люд выстроился вдоль реки,

Как комары вдоль тёплой вены.

Зонты летят нетопырями,

Здесь сотни глоток в гул сольют

Восторг, следя за тем, как пламя

Меж туч взрывается – салют.

 

Я от скопления иду,

Поклоном с фонарём знакомлюсь,

Выблевывая еду,

А он отхаркивает конус.

 

…Среди автомобильной пыли

И встречных равнодушных мин

Твои черты так часто плыли

Ко мне из пропастей витрин.

Я вижу, хоть почти что слеп,

Что кто-то скрылся за колонной,

Оставив в воздухе свой след

Дезодорантодеколонный.

 

И так бывает очень часто,

На фоне неба – провода

Под ними легковушки мчатся,

С боков – циклопов череда;

За мост идут грузовики,

Чей семенящий шаг неровен,

Как спичечные коробки,

В себе катая груды брёвен –

 

Обычный и привычный вид

Трясущихся от боли улиц;

Циклопов мучает артрит,

Поэтому они согнулись.

Навстречу люди, люди, люди,

Чьих злых и незнакомых лиц

Отныне никогда не будет

В твоей судьбе, как лишних спиц.

 

И снова девушка не та

Идёт из темноты навстречу,

Когда же я тебя замечу,

Дрожащие от страха плечи

И не для пищи, а для речи

Ещё потребный прочерк рта?

 

Опять не в тот глядеть овал,

Что в размышленьях рисовал,

Наполненный совсем не теми

Чертами, дождь косой опять

Не преминёт заштриховать

Фигуру, вписанную в темень.

 

Не ты, не ты, не ты, не ты

Проходишь мимо, словно призрак,

Став жертвой летней темноты

И туч плаксивых и капризных.

За реку тянет, как магнит,

Где тьма, как акварель, размыла

В бетон одетые огни

Какого-то другого мира.

 

2011–2012