Константин Емельянов

Константин Емельянов

Четвёртое измерение № 31 (415) от 1 ноября 2017 г.

Подборка: Не помню я названья этих стритов

Опять лето

 

Сегодня опять ожидается жаркий день,

И воздух скоро нагреется до сорока

градусов. Хочется спрятаться в тень,

Но солнце на той стороне не зашло пока.

 

И лень опять сдавила всё тело свинцом,

Не хочется двигаться, пить, есть и даже курить!

К стеклу прижимаешься мокрым горячим лбом

И думаешь, как же мне дальше ужас такой пережить?

 

Но всё-таки есть у лета и добрая сторона:

К концу недели вроде бы обещают дождь,

А девушку в шортах встретишь – и жизнь красна,

И с рынка ведро черешни домой несёшь.

 

Скорей бы октябрь! Ветер бы листья сдул,

И задышалось снова весело и легко!

Пока же лето палит по мне изо всех дул,

А до заветной осени ещё ой как далеко…

 

* * *

 

…с вечера и до утра

в маленьком городишке

сводит с ума жара

тихо страдают людишки

скоро придёт июнь

и проштампует визу

падающему лету 

вечно седой как лунь

мой сосед снизу

в тапочках

купленных где-то

в комнате 123

двигает стол

запершись изнутри

а за субботним окном

начала выть собака

в комнате 126

собаке жарко

у неё шерсть

однако

сверху ещё толпа

в комнате 122

из мексики или откуда

там где всегда жара

им только повод дай

празднуют sinco de mayo

с вечера и до утра

хоть и кончается май

те ещё господа

ваш покорный слуга

в комнате 125

может быть от тоски

мокрый от пива и пота

одетый лишь в носки

жарко

хоть и суббота

сломан кондиционер

пить уже неохота

хочется в СССР…

 

80-е

 

Мы выросли не так, как сорняки,

Засохшие недалеко от дома,

А как общественно-полезные цветы

На клумбе, что напротив исполкома.

Росли в неполных семьях. Без отца.

В ватагах пацанов, наивных, грубых

Папаша в ранге пьяни-подлеца

По воскресеньям выдавал нам рубль.

Который мы, не знавшие войны

Не на конфеты тратили – на водку.

Оттарабанив пионерскую речёвку,

Мы жили не идеей, а футболом.

Хоть в старших классах и, задрав штаны,

Бежали дружно вслед за комсомолом,

Поддавшись барабанам и речам,

Парткомам и райкомам угождая.

А после в парках собирались по ночам,

От передозировки угорая.

Мы ветеранов чтили как святых,

И клали на учителей с «прибором»,

Жалея вдруг родителей своих,

Стыдясь их непонятных разговоров.

Мы выросли не так, как сорняки,

Забытое, лихое поколение,

80-х вечные сынки,

Вдруг вышедшие из повиновения.

 

* * *

 

С чего начинается Родина?

Со справочников и словарей,

Смешной фотографии в паспорте,

ОВИРовских очередей.

А может, она начинается

С такси в Шереметьево - 2,

Где долго с родными прощаешься,

Но выбрать не можешь слова?

С чего начинается Родина?

С гостиницы, что по пути,

Зелёных погон пограничника,

Работы, что трудно найти.

А может, она начинается

С ночных телефонных звонков

И долгих расспросов родительских,

Ненужных теперь адресов?

С чего начинается Родина…

 

Служебный роман

 

Вроде бы взрослые люди,

Дети, семья – всё такое.

Поверили, вдруг что-то будет,

Не совладав с собою.

Знали же ведь, что соседи

Будут смотреть и шептаться,

А все истории эти

Будут так же кончаться.

Дружественною удавкой

Стиснут ряды коллеги,

Чтобы с повинною явка

Предотвратила побеги

Будущие…

Было и будет

Знаем истории эти.

Вроде бы взрослые люди –

А плачут и верят,

как дети.

 

* * *

 

Небо, как кастрюля, укрыто крышкой пара

Облаков, заткнувших все входы в атмосферу,

            Давит на людей, как рука на гриф гитары,

            Забирая всё что можно: душу, кожу, веру.

Влажный климат не сулит простой свободы,

Уступаю вяло и в больших делах, и в малых.

Хочется лишь холода поступков, мыслей,

Да чего угодно!

Или просто спрятаться с головой под одеялом.

 

* * *

 

Проснуться рано,

Смотреть в окно.

Ночного плана

Чернит пятно.

Неслышных теней,

Заснувших птиц,

В переплетенье

Чужих границ.

Слепая ветка,

Молчит сирень,

Остался где-то

Вчерашний день.

Лица коснувшись

Со всех сторон,

Ушёл, пригнувшись,

Последний сон…

 

Разговор русских в Америке

 

В субботний вечер мы с женой гостями

Проведали приятелей своих.

Мы не друзья, но дружим мы домами.

Там собралась компания у них.

Мы с Алматы, они из Ленинграда

Ещё пришли две пары из Москвы.

Хозяин рад, хозяйка очень рада.

С одними я на «ты», другим лишь «Вы».

Стоял прекрасный тёплый летний вечер,

То тут, то там веселье, шутки, спор.

И под вино и дружеские речи

Мы все вели житейский разговор:

– А как у Вас насчет, там, бенефитов,

Нельзя ли нам заполучить фудстэмп?

–  Не помню я названья этих стритов.

– А мой Серёжка щас на саммер кемп.

– Нет, в Балтиморе паркинг – просто ужас,

А вот в Ди-Си хорошее метро!

Нам переводчик был совсем не нужен,

(А вот от водки быстро развезло).

Хозяин тут позвал жену:

– Маринка!

Хоть ты меня не называешь Сэр,

Но раз у нас пошёл такой вот дринкинг,

Порежь-ка нам последний кьюкумбер!

И под стаканов перезвон

Я слышу вдруг со всех сторон:

– А у Наташки бойфренд – просто лузер!

– А он мне говорит: «Так Вы не юзер?»

– А я ей: «Что ты делаешь на уикенд?»

– А ты на ОРТ назад покликай…

– И тут он говорит: «Айм ливинг».

– Так и сказал?

– Ну да!

– Какой мужлан!

– А мы как селебрэйтуем Сэнксгивин:

«Поели турку и имели много фан!»

…Пришла пора домой нам собираться,

Хоть хорошо, что рано не вставать!

Как здорово с друзьями пообщаться

И славно так по-русски поболтать!