Константин Батюшков

Константин Батюшков

Подражание 
  
Решилась, Хлоя, ты со мною удалиться 
И в мирну хижину навек переселиться. 
Веселий шумных мы забудем дым пустой: 
Он скуку завсегда ведет лишь за собой. 
За счастьем мы бежим, но редко 
     достигаем, 
Бежим за ним вослед - и в пропасть 
     упадаем! 
Как путник, огнь в лесу когда блудящий 
     зрит, 
Стремится к оному, но призрак прочь 
     бежит, 
В болота вязкие его он завлекает 
И в страшной тишине в пустыне исчезает, 
     - 
Таков и человек! Куда ни бросим взгляд, 
Узрим тотчас, что он и в счастии не 
     рад. 
Довольны все умом, фортуною - нимало. 
Что нравилось сперва, теперь то скучно 
     стало; 
То денег, то чинов, то славы он желает, 
Но славы посреди и денег он - зевает! 
Из хижины своей брось, Хлоя, взгляд на 
     свет: 
Четыре бьет часа - и кончился обед: 
Из дому своего Глицера поспешает, 
Чтоб ехать - а куда? - беспечная не 
     знает. 
«Постой!» - она кричит, и лошади стоят. 
К Лаисе входит в дом, Лаису обнимает, 
Садится, говорит о модах - и зевает; 
О времени потом, о карточной игре, 
О лентах, о пере, о платье и дворе. 
Окончив разговор, который истощился, 
От скуки уж поет. Глупонов тут явился, 
Надутый, как павлин, с пустою головой, 
Глядится в зеркало и шаркает ногой. 
Вдруг входит Брумербас; всё в зале 
     замолкает. 
Вступает в разговор и голос возвышает: 
«Париж я верно б взял, - кричит из всех 
     он сил, - 
И Амстердам потом, гишпанцев бы 
     разбил...» 
Тут вспыхнет, как огонь, затопает 
     ногами, 
Пойдет по комнате широкими шагами; 
Вообразит себе, что неприятель тут, 
Что режут, что палят, кричат «ура!» и 
     жгут. 
Заплюет всем глаза герой наш 
     плодовитый, 
Но вдруг смиряется и бросив взгляд 
     сердитый; 
Начнет рассказывать, как турка задавил, 
Как роту целую янычаров убил, 
Турчанки нежные в него как все 
     влюблялись, 
Как турки в полону от злости 
     запыхались, 
И битые часа он три проговорит!.. 
Никто не слушает, а он кричит, кричит! 
Но в зале разговор тут общим 
     становится, 
Всяк хочет говорить и хочет отличиться, 
Какой ужасный шум! Нельзя ничто понять, 
Нельзя и клевету от правды различать. 
Ни слова не слыхать! Немыми будто 
     стали. 
Придите, карты, к нам: все спят уже без 
     вас! 
Без карт покажется за век один и час. 
К зеленому столу все гости прибегают 
И жадность к золоту весельем 
     прикрывают. 
Окончили игру и к ужину спешат, 
Смеются за столом, с соседом говорят: 
И бедный человек живее становится, 
За пищей, кажется, он вновь 
     переродится. 
Какой я слышу здесь чуднейший разговор! 
Какие глупости! какая ложь и вздор! 
Педант бранит войну и вместе мир 
     ругает, 
Сердечкин тут стихи любовные читает, 
Тут старые Бурун нам новости твердит, 
А здесь уже Глупон от скуки чуть не 
     спит! 
И так-то, Хлоя, век свой люди 
     провожают, 
И так-то целый день в бездействии 
     теряют, 
День долгий, тягостный ленивому глупцу, 
Но краткий, напротив, полезный мудрецу. 
Сокроемся, мой друг, и навсегда 
     простимся 
С людьми и с городом: в деревне 
     поселимся, 
Под мирной кровлею дни будем 
     провождать: 
Как сладко тишину по буре нам вкушать!


Популярные стихи

Николай Рубцов
Николай Рубцов «Звезда полей»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Позапрошлая песня»
Алексей Недогонов
Алексей Недогонов «Материнские слёзы»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «Комар-комарец»