Иван Зеленцов

Иван Зеленцов

Вот зелёный с похмелья и злой поросёнок 
     Нах-Нах. 
Он три года лежал на диване в 
     спортивных штанах. 
Было рыльце в пушку, но держал он его 
     кирпичом, 
дескать, всё нипочём, дескать, я 
     никогда ни при чём. 
Не пугали его небеса ледяной глубиной. 
В хате с краю, у печки, в избушке своей 
     лубяной, 
он хотел зимовать, и казалась надёжной 
     изба. 
...Но рогатку за лесом уже натянула 
     судьба. 
  
Вспышкой взрезала тьму бронебойная 
     птица-любовь. 
Прямо в сердце попала, шальная, не в 
     глаз и не в бровь. 
Трепетала в груди и багровым цветком 
     расцвела. 
Вместо перьев – ножи, вместо клюва – 
     электропила. 
Завертелись колёса, затем завизжали 
     зубцы... 
...Эти раны срастаются, но... Как же 
     ноют рубцы! 
  
Птица-смерть пронеслась, на полмира 
     раскинув крыла, 
и опять, и опять – и любимых, и близких 
     крала. 
А птенцы её – сны – беспощадней меча 
     палача. 
В них все живы и счастливы. Значит, 
     когда по ночам 
в опустевшую жизнь возвращаешься в 
     липком поту, 
надо снова смириться, ещё раз задвинуть 
     плиту. 
  
На прокуренной кухне, стеклянные песни 
     звеня, 
птица-водка бесилась под занавес 
     хмурого дня. 
Обжигала огнем, ослепляла, срывала с 
     петель, 
напускала туман и красавиц швыряла в 
     постель… 
Он привык просыпаться, сжимая в 
     объятьях не ту. 
Всё, что было – развалины. Пепел в 
     обугленном рту. 
  
Он стоит на руинах, сменяя мольбою 
     мольбу: 
«Слышишь, кто бы ты ни был, заканчивай 
     эту пальбу! 
Ты, который играет в меня и других 
     дурачков, 
ты поставил рекорд, ты набрал триста 
     тысяч очков!» 
А за лесом в ответ заряжают пернатый 
     снаряд. 
Снова птицы летят. Снова избы горят и 
     горят. 
  
Птицы подлость и зависть, облезлая 
     птица-нужда… 
Где-то там, высоко, как всегда, 
     непонятно, куда 
птица-тройка летит. Этой птице на всех 
     наплевать – 
скольких отпрысков бросила в гнездах 
     чужих куковать. 
Снова птицы летят, и от этих небесных 
     щедрот 
превращаются свиньи в людей. 
А бывает, и наоборот.

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Ноктюрн»
Леонид Мартынов
Леонид Мартынов «Вдохновенье»
Владимир Солоухин
Владимир Солоухин «Деревья»
Алексей Плещеев
Алексей Плещеев «Мой садик»