Иван Никитин

Иван Никитин

Уж как был молодец — 
Илья Муромец, 
Сидел сиднем Илья 
Ровно тридцать лет, 
На тугой лук стрелы 
Не накладывал, 
Богатырской руки 
Не показывал. 
Как проведал он тут, 
Долго сидючи, 
О лихом Соловье, 
О разбойнике, 
Снарядил в путь коня: 
Его первый скок — 
Был пять вёрст, а другой — 
Пропал из виду. 
По коню был седок, — 
К князю в Киев-град 
Он привёз Соловья 
В тороках живьём. 
Вот таков-то народ 
Руси-матушки! 
Он без нужды не вдруг 
С места тронется; 
Не привык богатырь 
Силой хвастаться, 
Щеголять удальством, 
Умом-разумом. 
Уж зато кто на брань 
Сам напросится, 
За живое его 
Тронет не в пору, — 
Прочь раздумье и лень! 
После отдыха 
Он, как буря, встаёт 
Против недруга! 
И поднимется клич 
С отголосками, 
Словно гром загремит 
С перекатами. 
И за тысячи вёрст 
Люд откликнется, 
И пойдет по Руси 
Гул без умолку. 
Тогда всё трын-трава 
Бойцу смелому: 
На куски его режь, — 
Не поморщится. 
Эх, родимая мать, 
Русь-кормилица! 
Не пришлось тебе знать 
Неги-роскоши! 
Под грозой ты росла 
Да под вьюгами, 
Буйный ветер тебя 
Убаюкивал, 
Умывал белый снег 
Лицо полное, 
Холод щёки твои 
Подрумянивал. 
Много видела ты 
Нужды смолоду, 
Часто с злыми людьми 
На смерть билася. 
То не служба была, 
Только службишка; 
Вот теперь сослужи 
Службу крепкую. 
Видишь: тучи несут 
Гром и молнию, 
При морях города 
Загораются. 
Все друзья твои врозь 
Порассыпались, 
Ты одна под грозой… 
Стой, Русь-матушка! 
Не дадут тебе пасть 
Дети-соколы. 
Встань, послушай их клич 
Да порадуйся… 
«Для тебя — всё добро, 
Платье ценное 
Наших жён, кровь и жизнь — 
Всё для матери». 
Пронесёт Бог грозу, 
Взглянет солнышко, 
Шире прежнего, Русь, 
Ты раздвинешься! 
Будет имя твоё 
Людям памятно, 
Пока миру стоять 
Богом сужено. 
И уж много могил 
Наших недругов 
Порастёт на Руси 
Травой дикою! 
  
          8 декабря 1854


Популярные стихи

Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Портрет»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Спасибо за то, что ты есть...»
Ярослав Смеляков
Ярослав Смеляков «Счастливый человек»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Одна»