В выпуске № 21 (513) от 21 июля 2020 г.

...

Совсем недавно, 18 мая, исполнилось сто лет со дня рождения Папы Римского Иоанна Павла II. Неординарность его личности такова, что выходит за рамки значимости для Католической церкви и даже христианства в целом: этот человек – достояние цивилизации.

Из первых рук Читать
...

Вячеслав Баширов

Приходит ночь

Давай пропьём последний миллион
сказал Исусхристос Наполеон
давай: сказал Людовик 25-й
но тут вошла дежурная сестра
ёж вашу мать, кретины, спать пора
и погнала курильщиков в палаты
красавица, на ней халат простой
сидел, я извиняюсь, как влитой
 
Приходит ночь, божественная Никта
успокоительница нежных душ
маньяков, психопатов и аддиктов
в тупую глушь ступая, в топь и сушь
все засыпают, сторожа, врачи
медсёстры, санитары и больные
одни лишь чернокрылые в ночи
не спят, летают демоны ночные
примерно сорок восемь или сто
один из них по имени Никто
 
Бухметьев просыпается от жажды
воображает пиво, жадно пьёт
и думает: вот так уснёшь однажды
и не проснёшься, а наоборот
какие сны приснятся в смертном сне
довольно неплохая строчка, где-то
уже встречалась, кажется, но это
обманка памяти…

Четвёртое измерение Читать
...

Кароль Войтыла

Разговор с Богом

Магдалина

Дух внезапно взметнулся, плоть за ним не поспела,
осталась там, где была. И подступила боль.
Боль эта не утихнет, пока не созреет тело
и не отыщет в духе пищу себе – а не голод.

Боль любви – не мгновенье: недели, месяцы, годы.
Речи мои немые – корня сухого стон.
Содрана с губ помада. В ошибке – истины всходы.

И всё же засуху мира
не я ощущаю – Он.
 
Перевод Андрея Базилевского
 
Человек интеллекта

Вот то, чем у жизни отняты аромат приключений,
дыхание вольной стихии, чарующая пестрота.

Тесно в твоих формулах, понятиях и суждениях,
да, они – сгусток смысла, но как его мало там.

Не рушь во мне эту преграду – она ещё всем пригодится.
Каждый путь человеческий ведёт в направлении мысли.
 
1957
 
Перевод Андрея Базилевского
 
Начинается разговор с Богом

Плоть человеческая умирает чаще и раньше, чем дерево.

Золотое сечение Читать
...

Таня Лоскутова

А на правом берегу...

«... Ах, право, не стоило давешнюю историю вспоминать... Быльём, быльём поросло, было, да уж нету...» «...Два кусочка не передадите ли... Нет,
нет, я так, вприкуску...» «Ах, как Вы неловки, не обварились ли, случаем?..»
 
Вдоль правого берега, один за одним – овальные столики; крахмальные скатерти, падая на платья сидящих дам, ласково шуршат... Ветерок с реки подхватывает белый носовой платок с белым, шёлком вышитым, вензелем и несёт, несёт, неведомо куда...
Широкие поля шляп тоже покачиваются ветром; убаюканные ритмичными движениями дамы замолкают... Изредка, «белой лебедью», порхнёт над столом широкий рукав с двумя рядами оборок, да тут же и скроется вместе с выпростанной из него круглой рукою...
 
Иногда я открываю глаза, опускаю весло на покрасневшие от солнца колени и смотрю в небо... Мне нет резона смотреть на правый берег: платья бледных тонов, кружевные шали, легкий перезвон фарфоровых чашек, плавно ставящихся на блюдечки.

Новый Монтень Читать