Выпуски альманаха «45-я параллель»


В выпуске № 2 (386) от 11 января 2017 г.

...

:

Игорь Иванович Шкляревский родился 25 июня 1938 года в селе Белыничи в Могилёвской области, в семье учителей. Окончил в 1965 году Литературный институт имени А. М. Горького. Член Союза писателей СССР с 1964 года… – эти скудные факты из биографии поэта пришлось взять из Википедии. Не удалось мне, как у нас принято, начать разговор с поэтом, предвещая его стороны жизни «Книгой судеб».

Из первых рук Читать
...

Николай Боков

Прозрение
Четвёртое измерение Читать
...

Марина Матвеева

Глубоководная трансметафора

(о книге «Рыбное место» в частности и о поэтике Евгении Барановой в целом)
 

 
Метафоры поэта Евгении Барановой наводят не просто на интересные мысли, но на познание таких уголков жизни, в которые без её стихов, читатель, возможно, и не заглянул бы. Правда, смотря какой читатель (увы, далеко не всем интересно бродить по лабиринтам строк, отыскивая в них сокровища и артефакты). Вот такой, например, у меня был личный артефактик:
 

Мы жили тихо, как сверчки,
как нерпа в недрах межсезонья.
Нас не преследовал манчкин,
и не выдумывал Светоний.
 
Для меня «манчкин» – это только порода кошек на коротких лапках. Но достаточно представить себе картинку, как тебя «преследует» такой вот умильный котик, как становится ясно, что здесь – значение другое.

Новый Монтень Читать
...

Лика Сладковская

Есть у безграничности начало, нет у безграничности конца

Марина Матвеева «Эго-Истина», «ТРАНС [крым]ЦИЯ»
 
Любая странность этого мира, несколько колеблющая «незыблемую» действительность, упрямо не замечаемая усреднёнными реалистами, поставленная на конвейер деградации скептиками и циниками, и – являющая чудо благодаря мечтателям – начинается с провозглашения банальной истины. Возьмём, к примеру, лозунг: «Всё, что не проза, то поэзия». Проблемы всех истин в том, что их во что бы то ни стало желают доказать. Для случайно попавших в поле действия истины она становится прямо-таки математическим объектом, и совсем даже не параллельными прямыми, множествами «а» и прочими иллюзорными китами, на которых возлежит царица наук.
Стоит ли доказывать фиолетовость верблюда и непрозаичность поэзии? Поэтичный борщ и фитнес, поэзия постельного белья, бюстгальтеров, снежинок на холодильнике… Встаёт вопрос о начале безграничности – и в наше повествование закрадывается на лапах абсурда оксюморон.

Новый Монтень Читать