В выпуске № 36 (384) от 21 декабря 2016 г.

...

:

Я всегда думала, что знакома (разумеется, без неуместно-невозможного – знаю!) с человеком и поэтом Яропольским, его габитусом и его стихотворной стихией. Но это посмертное издание заставило меня и усомниться в этом, и радостно изумиться обыкновенному чуду творчества, встреча с которым всегда сегодня, завтра, в будущем, но только не вчера, не когда-то, не в прошлом. Как написал Георгий – Лишь одна есть дорога. Лишь она вдаль ведёт, эпилога лишена. Думается, творчество и эпилоги – вещи совершенно несовместные.

Из первых рук Читать
...

Юрий Лифшиц

Рукописи горят, или Роман о предателях. «Мастер и Маргарита»: наблюдения и заметки (часть 3)

Содержание
 
1. Вступление
2. Время действия романа
3. Второ– и третьестепенные персонажи
4. Маргарита и её роль
5. Мастер и его роман
6. Понтий Пилат и Иешуа Га-Ноцри
7. Воланд и его подручные черти
8. Чем заканчивается роман
9. Предатели
10. Свет и покой
11. Рукописи горят!
12. Заключение
 
Приложение
 
10. Свет и покой
 
Прежде чем перейти к ним, посмотрим напоследок, каким образом в романе сосуществуют свет и тьма, но не в непосредственном столкновении одного с другим, а посредством представляющих их символов – солнца и луны, находящихся на протяжении текста в непримиримом противостоянии. Сопоставляя их, знаменательные слова я буду выделять полужирным шрифтом.

Воланд появляется в романе, осиянный лучами солнца, «в час небывало жаркого заката». Посредством пророчества князя тьмы о судьбе несчастного Берлиоза заявляет, пока ещё косвенно и робко, о своих неотъемлемых правах и луна: «Раз, два.

Новый Монтень Читать
...

Михаил Соколов

Ut pictura poesis, или Две Вселенные поэта и художника

1. Вселенная поэта
 
Очерки, даже совсем малые, всегда лучше писать к случаю, иначе получится ни то, ни сё, какое-то безадресное стихотворение в прозе. Скоро исполнится 45 лет СМОГа, «самого молодого общества гениев», кружка юных поэтов, заявивших о себе в самое мутное и невнятное время, на рубеже поздней оттепели и раннего застоя. Собственно, как сейчас всё более становится ясным, прочного кружка не было, а была растрёпанная тусовка с постоянно менявшимися персонажами. Но два человека имели в ней стержневое значение, из их дружбы всё, по сути, и началось. Это – Леонид Губанов и Владимир Алейников. Одного, Лёни Губанова, жившего отчаянно, всему наперерез, давно уж нет на земле, другой, элегический и раздумчивый Володя Алейников, тоже, впрочем, хлебнувший своего лиха, живёт в затворе, осуществив мечту о домике в Коктебеле.

Новый Монтень Читать