В выпуске № 33 (345) от 21 ноября 2015 г.

...

Как мы уже сообщали, 22 октября 2015 года сразу в двух городах – Франкфурте-на-Майне и Красноярске – прошли поэтические акции, напрямую связанные с альманахом «45-я параллель». Формула 22 + 22 + 1 = 45 замечательно сработала! Магическое действо развернулось в уютном зале Jazz Café Bar. Задолго до начала вечера кафе заполнилось слушателями – каждому пришедшему заранее ценителю поэзии нашлось место за столиком. Лёгкий полумрак в зале, улыбки-узнавания и дух-запах кофе. (Сей напиток, надо сказать, здесь превосходно варят…) Ну а кресло и микрофон на импровизированной сцене дополняли особую творческую атмосферу… Из первых рук Читать
...

Яков Каунатор

Жил-был мужик...

«45»: страница Михаила Анищенко в альманахе-45.
 
Ах, душа ты моя, косолапая,
Что болишь ты у меня, кровью капая.
Кровью, капая в пыль дорожную,
Не случилось бы со мной невозможное...
Юлий Ким
 
Жил-был мужик. Звали его Михаил, по отчеству – Всеволодович. Фамилия ему выпала – Анищенко. У Михаила Всеволодовича была какая-то странная охота к перемене мест. Обычно все чуть ли не в голос: «В Москву! В Москву!», как кричали в тоскливом экстазе сёстры Прозоровы из чеховской драмы.
Анищенко же, родившись в Куйбышев, ныне – Самара, из города на Волге перебрался на другой берег, в глухомань, в полузабытую деревушку. Может быть сказалась генетика? И хоть были родители пролетариями, к тому же ещё тяжёлого физического труда, но в стихах Поэта Анищенко странным образом всплыла и сопровождала его всю жизнь деревенская тема.

Новый Монтень Читать
...

Вениамин Кисилевский

Лёша

Умер наш кот Лёша. Не следовало бы, наверное, называть его человеческим именем, как-то нехорошо это. Хотя, чем лучше или хуже оно всех этих Васек, Борек и прочих Машек да Мусек хвостатых, вряд ли какому-нибудь их тёзке придёт в голову обидеться. Тем не менее котов, названных Лёшами, я никогда прежде не встречал, а нарекла его так моя внучка Ксюша. Когда он, совсем ещё крошечным котёнком, появился у нас и стали мы подбирать ему имя, она сказала, что пусть будет он Лёшей. И пояснила нам, удивлённым, что очень похож он на её детсадовского дружка Лёшу, у того такие же круглые жёлтые глаза. Возражать никто не стал. Так пятнадцать лет назад стал жить с нами желтоглазый кот Лёша.
Об умерших, как гласит известное латинское изречение, говорить нужно аут бэнэ аут нигиль – хорошо или ничего. И напомнил я сейчас об этом не для того, чтобы оправдать все те хорошие слова, которые скажу о нём.

Новый Монтень Читать