В выпуске № 4 (316) от 1 февраля 2015 г.

...

«45»: Первое «явление народу» новой антологии «45: параллельная реальность» состоялось в декабре 2014-го – вечера, связанные с этим событием, прошли в Нальчике. Затем последовали акции в Ставрополе и Москве. Активные ссылки помогут нашим читателям вернуться в атмосферу названных действ. А сейчас – слово ростовчанам, участникам и очевидцам встречи в Донской государственной публичной библиотеке, где 17 января 2015 года прошла презентация книги «45: параллельная реальность». 1. Посылка Булгаков устами Воланда из «Мастера и Маргариты» утверждал, что рукописи не горят. Из первых рук Читать
...

Елена Дубровина

«Я никогда не умирал...» (часть I)

 
Юрий Мандельштам (1908 – 1943)
 
1. Париж невидимый затих…*
Зима 1942 года выдалась в Париже особенно суровая и снежная. Январский снег засыпает мёртвые улицы города, тяжёлыми пластами лежит на дорогах. На площади возле оперного театра ноги утопают в глубоких сугробах. На узких, протоптанных дорожках скрипит под ногами мороз. Несмотря на холод, на Елисейских Полях маршируют немецкие военные колонны. В фешенебельном отеле «Лютеция» размещается немецкое командование, на улице Ларистон – гестапо. Город живёт по берлинскому времени и с немецкими вывесками. Холодный, пронизывающий до костей ветер бросает в лицо липкие комья снега, метёт вдоль улиц зимняя метелица, вселяя в сердца усталых парижан ещё более глубокий страх за завтрашний день.
 

А ветер кружится и стонет
Над прахом жизни без конца
И в грубой вечности хоронит
Окоченевшие сердца[1].

Новый Монтень Читать
...

Юрий Мандельштам

Отчаяньем, болью, стихами…

 

 
Борису Дикому
 
Любви и вдохновенья больше нет,
Остались только: пристальность и честность.
И вот – смотрю со страхом в неизвестность
И вижу тьму (а раньше думал – свет).
 

 

 
Пред ослеплёнными глазами
светилась синяя звезда.       
Н. Гумилёв
 
Бывало – с полузвука, с полуслова
Рождалась музыка твоих стихов.
Ты вспоминал зачем-то Гумилёва,
Но был тебе не нужен Гумилёв.

Над островами солнечной пустыни,
Над радостью неопытных страстей,
Твоя звезда – ничем не хуже Синей – 
Тебе светила золотом лучей.

Как было тяжело с таким сияньем
Тебе расстаться. Наступила ночь
С отчаяньем, сомненьем и незнаньем.
Ты плачешь, но тебе нельзя помочь.

Теперь узнаешь ты, что боль напрасна,
Что есть любовь, но счастья нет в любви,
Что даже музыка не так прекрасна,
Как верил ты.

Вольтеровское кресло Читать