Ирина Валерина

Ирина Валерина

Когда пряла Ева, и пело веретено, 
и Адам целину поднимал за иссохший 
     гребень, 
может, подспудно, но зрело уже зерно, 
из которого много позже пробился 
     стебель, 
ставший деревом о семи миллиардах 
     ветвей. 
 
Впрочем, не в цифрах дело, да и не в 
     ветках, 
а в чём-то главном, заложенном в 
     естестве,  
низведшем до ручек плуга библейского 
     предка. 
 
По праву одной из веток я расскажу 
     тебе, 
ветке, растущей к свету немного дольше, 
но сохранившей свойство не огрубеть, 
всё, что я знаю о главном, а ты 
     продолжи. 
 
Если я чувствую, как животворный сок 
полнит мои сосуды теплом и светом, 
значит ли это, что ветки коснулся Бог, 
тот, что непознаваем и мне  неведом? 
 
Нет, это значит, что я для тебя полна, 
нет, это значит, что я преломить готова 
свет и тепло на две равные доли.  
Нам 
для воплощения замысла тоже дается 
     слово. 
 
Я говорю его.  
Слушай.  
 
Моё «люблю» 
вряд ли изменит историю, но в том 
     отрезке 
ценность истории разом идёт к нулю, 
где хэппи-энды малые так же редки, 
как зёрна солнца, просыпанные в 
     февраль, 
как неубитые агнцы – в Завете Ветхом. 
 
Нет здесь финала и вряд ли нужна 
     мораль... 
 
Соприкасаюсь с тобой летяще – по праву 
     ветки.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Будь, пожалуйста»
Георгий Шенгели
Георгий Шенгели «Жизнь»
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Быть нелюбимым! Боже мой!»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Письмо про дождь»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Прямой разговор»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 3. Перед боем»