Ирина Маулер

Ирина Маулер

Четвёртое измерение № 15 (327) от 21 мая 2015 г.

Подборка: Мне нужен Мастер

На остановках

 

На остановках – стой, сиди, лежи,

Мокрый ли  снег, солнечный луч лижи,

Лишним себя чувствуй, частью большой реки –

Не убежишь дальше вытянутой руки.

Не длинней и не короче –  твоя даль

Через радость, печаль,

Печки-лавочки, лав стори, четыре стороны света –

Не лучше и не хуже, – только эта.

Твоя стрелка в часе времени,

Твоё жизни бремя

На тебя подогнаны Главным Портным –

Веришь в него или один

За ежедневной  встречей  – день, ночь.

Но только он может помочь,

Если решит, что рука  – твоя,

И крутится вокруг тебя  – земля,

И ты сам вокруг оси

Вертишься так, чтобы спасти

День, ночь, своё дыхание…

Г-ди, пребудь с нами.

 

Дороги

 

Дрыгают ногами дороги,

Машут платками,

Сами не знают, что делают с нами, –

Напишешь письмо  сыну, дочке, маме.

Кинешься к окну поезда – странно,

Что мчишься, поздно ли, рано,

За птицей  ли счастья, за участьем,

Сердце бьётся страстно или рвётся на части,

Долины ли за окном, поля ли, военные части...

Мчится поезд, а в нем ты – маленькой точкой в программе weze,

Значит, ты здесь, хорошо, что ты здесь,

Где есть такие же, как ты, –

В радиусе вытянутой руки,

Светятся, пульсируют, дышат, – и ты дыши

Пока есть эта опция –

Ещё успеешь птицей в полное одиночество.

А пока  время пахнет яблоком, поёт, смеётся,

Пока не падает оземь, не бьётся –

Целуй его в красные губы жадно, влюблённо, слепо,

Пока ещё за окном не осень – бабье лето.

 

* * *

 

Погружённое в воду время плывёт,

Может бежать, стоять на паперти,

От себя ли, к  себе, – только вперёд,

Играя в войны, дочки матери.

 

Пёрлз говорил об играх в жизнь

Или, скорее, об играх в жизни,

Главное, взялся за жизнь – держись –

Режет ли тебя на кусочки, облизывает.

 

Хорошо, если держит река,

Ведь держат  воды Мёртвого Моря, –

А если в тебя плюют облака

И ветер попутный с тобою спорит?

 

Камень режет, а дождь слепит,

И человек тебя не слышит,

А журавль в небо летит

И поднимается всё выше.

 

Все нипочём, а почём тоска

Или любовь – и в какой валюте

Платишь за нежный узор цветка

И за игру на небесной лютне?

 

За лютую зиму, за бежевый зной,

За Веру Петровну, Надежду Абрамовну,

Шарик воздушный над головой,

Солнечный луч над твоим диваном?

 

Не ты платишь – время даёт

Радость предчувствия и узнавания,

Бонусы, бонусы, по носу, влёт –

Любит и бьёт,

Гонит и манит.

 

Манной небесной, манной крупой,

Розовым маслом, автомобильным..

Время рождается вместе с тобой

И отзывается на твое  имя.

 

Война

 

1.

 

Павшим – попавшим в ад земной,

Пропавшим по вине зла.

Как поверить: небо – над головой,

А под ногами – земля.

 

Вчера – полные всех сил,

Радостью и бедой.

Сегодня табличка – он жил

И холмик над головой.

 

Разве так можно – в один миг.

В самой весне сердца

Без продолжения – погиб.

И никуда не деться.

 

Горло дрожит во всю дрожь,

На небе – замки  угасшие…

Падает с неба летний дождь

И плачет, и плачет по павшим.

 

2.

 

Тишину можно резать на части.

Добраться до пункта – особое счастье.

Спокойно, не дергаясь, не нагружаясь,

Сирена если… не соображаю.

По улицам – не хожу, не грежу

Морем – никуда не езжу,

Рассветы, закаты – какая жалость..

От дома и до работы – добежать бы.

Вдохнуть глубоко, до самой сути

И медленно выдыхать минуты,

Часы – и послать к ядреной фене

Это доставшее до печёнок время.

Когда под прицелом твоё дыханье,

Когда похоронки соседской маме,

Когда раздирают на части слёзы,

Когда ничему помочь не можешь.

Когда в стране добровольным пленным

День за днем отдаёшься сиренам,

И смешаны страхом стар и молод,

И просто мишенью твой дом и город.

За что прожигает войною лето?

Вопрос – и нет на него ответа.

 

3.

 

Не останавливай – не в счёт
День за ночью в лесной тиши.
В этой точке мира счётчик
Выключен – до души дыши.

Берёзы берёзами – больны
Страстью к белому и серьгам.
Травы северные вольны
Вечно жить на своих берегах.

А в наших пустынях война и жар,
В сердце моём страх и боль –
Этот шестимиллионный пожар
Вечным огнём над нашей судьбой.

Ни откреститься – не нам крест,
Ни убежать – на душе печать...
А как бы хотелось сбежать в лес
И только на письма твои отвечать.

 

4.


Слово Война – написано на бумаге,
И ты не знаешь, что это такое.
И я жила в краях, где Никто,
Кроме газетных строчек,
Прыгающих в независимом танце,
Никто – только кадры на экране телевизора
С бегущей автоматной очередью
Вместо бегущей строки под иностранной речью.
Только картинки в книжках о войне,
Только седые люди с медалями на парадах.
Я тоже жила в тех же краях,
На краю земли от земли Обетованной,
Где калина раскрывает свои белые зонтики над городом,
И они не похожи на железные зонтики
Над моим сегодняшним домом –
Жарким и жгучим, как чёрный перец.
Здесь слово Война знают маленькие дети,
И оно их пугает внезапной сиреной

Днём, в комнате, залитой солнцем,
Ночью – останавливая сладкие сны
В детской кроватке, в которой любимый мишка
Так надёжно прижат и обнят до утра.
Здесь люди как будто уже и не боятся сирен –
Они просто закрывают глаза и обращаются к Б-гу,
Который тоже живёт здесь, вместе с ними.
Они просят его, чтобы не уходил, побыл рядом.
Люди прижимаются, как маленькие дети
К своим любимым игрушкам,
Потому что свято верят,
Что с ними ничего плохого не случится,
Пока Б-г живёт рядом с ними… с нами
В одном доме.

 

Судный день

 

У времени есть свои корни.

Сегодня ты его яблоком кормишь,

Завтра утка на завтрак, сливы,

А оно спокойно сидит у оливы

Тишайшей, ближайшей к Стене Плача,

К той, где все просят, каются, плачут

Веруют истово или на случай

Всякий – всё ж себе лучше.

И есть день – один на год,

В котором тебе либо подарок,

Либо двойку за неуспеваемость

Души – иди, исправляйся, не жалуясь.

Пиши, переписывай, бросай в угол,

Учись развязывать гордиев  узел

Или – встречай рассветы с закатами

Не бедным родственником – сестрой, братом.

Радуйся от земли до неба

Входи в день, в котором не был,

Так, словно ты воздушный шарик –

Если от Судного дня – подарок!

Значит, экзамен сдан  на отлично,

Значит, в шкафу ничего лишнего:

Злоба на мусорке, зависть заброшена,

Сплетни бежали по следу по ложному…

 

У времени есть свои корни,

Которые ты – собою кормишь.

 

Маргарита

 

В белую снежную шубу одеты дома,

Март на исходе, на ели наряд голубой.

Я – Маргарита, я Мастера встретить должна –

Ведь только с ним я смогу полететь над землей.

Ну а пока называюсь обычно – Ирен.

Дом и работа, годами налаженный быт.

Ну а пока наряжаюсь в шелка я и лён

И телевизор со мной на одном языке говорит.

 

Ну а пока я обычно  сажусь в самолёт,

Виды Москвы из окна бесконечно ловлю

И год за годом твержу уже множество лет,

Как этот город я верно и нежно люблю.

 

Просто не встретился Мастер – гуляю одна

И за двоих я московским настоем дышу.

Кто-то внимательно смотрит за мной из окна,

Только его в своё сердце я не допущу.

 

Это не Мастер, а мистер – костюмчик и вид,

Это не Мастер совсем, он живёт не спеша,

Это не Мастер. Не мастером наскоро сшит

Профиль его и его небольшая душа.

 

Я за двоих и пишу, и дышу наугад,

Правил не зная для жизни и для любви.

Мне нужен Мастер – без Мастера, знаю, никак

Мне не избавиться от притяженья земли.