Ирина Маулер

Ирина Маулер

Четвёртое измерение № 11 (251) от 11 апреля 2013 г.

Подборка: Коктейль на двоих

Мешок времени

 

Разный день – солнечный и дождливый,

День разносол, день пересоленный.

Ставлю на стол я по справедливости

Себе и гостям своим поровну.

 

Чтобы с ложки первой на вкус различать,

Чтобы радоваться до середины неба,

Каждый день хожу я к рассвету встречать,

Словно дня такого раньше не было.

 

На качелях времени раскачивайтесь-качайтесь,

Душно если – значит, дни равнодушные.

Вариантов дней в мешке времени – нескончаемо,

Вытащить бы лучшие.

 

Иерусалим

 

В Иерусалиме благодать

падает с цветущих миндальных деревьев.

Ментальная благодать.

Разве ты мог знать

В странах дальних – радость ли мука,

Мука ли, облако мух,

Минуты, годы разлук тебя ждут?

 

Но вера – это верхушка неба

У тебя в руке –  ласточкой ли,

Краюхой хлеба – неважно.

Ты и вера – жизнь,

За неё держись,

Возле неё нежься,

жмись к ней слепо

в этом городе –

на самой верхушке неба.

 

* * *

 

Весна за домашним окном

Всё моется лапой кошачьею

И прыгает радостно розовый мячик

Давай поиграем вдвоём

 

Ты скажешь, что я не права,

А я соглашусь – не задумаюсь,

Какою же всё-таки умницей

Когда-то давно я была

 

А на том берегу облака не бегут

Не играю, не дразнят, не ссорятся,

Там любовь на другом берегу берегут

Драгоценное облако солнечное.

 

А за окнами дома дожди

Всё идут и идут – не кончаются

Наше лето промокло отчаянно,

Ну а ты говоришь – это жизнь.

Говори мне, что я не права

Не смолчу, не прощу, не послушаюсь,

Ах какою же всё-таки глупою

Я когда-то, когда-то была.

 

Исход

 

Время-маца на столе, сколько захочешь,

что же из плена тоски выйти нет мочи.

Что-то мешает, грызёт Мышкой-норушкой

Если не повезёт – стану я грустной

Буду не жить – поживать, дни не считая,

И по себе горевать – той, что не стало.

Нет уж, не промолчу – вон из гортани,

Выкричу, вырву, скручу – без сострадания.

С сумой пущу по земле – в стужу и слякоть

«Слово тоска, по тебе – некому плакать».

Места тебе не найду – нощно и денно...

Значит, пока что могу – выйти из плена.

 

Душа поэта

 

Далеко-далеко,

В странах, где цветут белые акации

Жила-была одна душа

И ничего не знала о кактусах,

Которых нельзя касаться.

Каталась на санках, играла на фортепиано

И знала точно – её ждут волшебные страны,

Дела величиной с океаны.

 

Эта душа очень хотела изменить мир

У этой души был свой кумир

Слово – манило гордо,

Пахло крыжовником, розой

Его хотелось катать с языка горки,

Плести из него узоры.

 

По мере взросления и по состоянию дел

Душа уверенно шла вверх на свой манер

Наотрез не замечая предпочтения общества,

Упрямо за словом – в полное одиночество.

 

И была счастлива душа,

Когда нужное слово подарком

падало с карандаша

словно фонарь зажигался на тёмной улице

загадывай желание – и оно непременно сбудется!..

 

Утопия, волшебство –

Объяснения ни к чему и не новы

Главное, чтобы бенгальским огнём сверкало каждое слово.

И тогда не важны жизненные обстоятельства

Хотя и жить хорошо хочется обязательно

Но что это за жизнь – без волшебного слова

Для этой души, которая ждёт его снова и снова.

 

Как странник в пустыне жаждет просто воды

Слово – награда за все труды

Этой душе, такой странной –

Одной на всех Поэтов

Во всех странах. 

 

Антисоветы в стиле рэпа,

или Как вытянуть ближневосточную репку

 

Для того, чтобы не чувствовать боли и дискомфорта

В новую жизнь выйдя на берег, в чужой стране

Из воздушного или морского порта,

Без денег, связей, без языка,

Без привычного над головой хоть какого-нибудь потолка

В роскошную, но неизвестность стран,

Воздух которых пока лишь одною надеждой пьян –

Прими от бывшей переселенки советы,

От той, которая, правда, неисправимо лет сто пишет стихи и сонеты,

Но это ей не мешает сосредоточиться, чтобы помочь тебе

Ноги не обмочить в новой стране, не заморочиться.

Первое – срочно учи иврит, тот язык на котором твой сосед и

Продавец овощей говорит.

Правда, когда выучишь – твой акцент

Всё равно тебя будет держать вблизи от родных стен,

И твой сосед тебе всё равно не простит,

Что ты не владеешь перфект языком иврит.

Будь настойчив – не опуская рук, но помни чтобы не сделал –

Ты не прав, чужероден, глуп.

И если не против –

имя смени, фамилию, дядю и тётю.

А лучше сразу, чтобы не мокнуть в лужах –

Смелее меняй на новых жену и мужа.

Правда потом может возникнуть один неприятный момент –

Несовместимый телевизионный аккомпанемент,

Или в случайно купленном кусочке сала, как в капле воды,

Отразится правда о несовместимости ментала.

 

Если духом ты крепок, как сталь –

Возможна тебе дорога в духовный стан,

Заодно и иврит выучишь,

И сыт будешь там Б-ей милостью,

Милостью партии и государства –

Значит, жить будешь, как у Христа за пазухой.

 

Хочу сказать отдельно для ценителей лёгких денег:

Если вам до сорока и время терпит пока,

А зеркало немеет от обожания –

Попробуйтесь в бизнесе «На содержание»

И не смотрите в газеты – они обещают, но совсем не это.

Тот же бизнес – но не про вашу честь –

Всё заберут – хватит на скромные – пить, спать, есть.

Это страна южного темперамента – море ласкает ноги,

Солнце работоспособно в своём департаменте внешне курортной страны,

Которой вы чужестранец совсем не нужны, потому, как говорят здесь –

«Каждый должен съесть то, что у него неизбежно есть»

Вот такая песня. Если помогла, пишите, мне будет лестно.

 

Рецепт против насилия

 

В моду ввести доброту, любовь, честность

Вывести из моды бессердечность, жадность, насилие.

Сколько ж для этого времени надо – точно, вечность,

Да и через вечность не вывести эту нечисть –

Не хватит силы.

Значит, так задумано через пространство, время

Тем, про которого не говорим, молчим – Великий! –

Затем, наверное, чтобы быть уверенными

И понимать разницу между Его и не Его ликом.

Каблуки в моду могут ввести модницы,

Цвет авто, форму его и всяких вечерних платьев.

Вот и страна, расстёгнутая на все пуговицы,

Может ввести моду на язык, из-за которого потом плачет.

Но если смеяться, радоваться, не кланяться,

Захочет страна – так это совсем просто –

Вместо слов пустых, обманных, рекламочных –

Начнёт писать строчки поэтов – Рахели и Черняховского.

 

Балканское лето

 

Балканское лето нелепо,

в полсвета распродано,

беспорядочно,

и чайки гуляют по ресторанным чащам

тарелок – между рядами продавальщиц,

между тобой и тем, что с тобой случается –

движение останавливается –

по переходу идёт толстая чайка.

 

Не воробей – серый, быстрый, нахальный,

влетающий на бреющем в Парижское метро,

без всякого зазрения подбирающий –

хлебные крошки, семечки, хорошее настроение.

Всё для него – беспечного пленника времени,

живущего шумно и легко.

Отчего улетел он с этого солнечного берега,

где всё ещё начало 90-ых

и земля надрывается от тяжести коррупции коросты?

Хотя на земле 12-ый год уже,

здесь женщина

на витрине в неглиже

от тонких лодыжек до русого завитка

продаётся –

где же ты, гордая славянская душа?

Куда улетели все твои воробьи-соловьи?

Остались вороны-чайки – не закрывай глаза,

СМОТРИ!

 

* * *

 

Множество надоедливых мух вокруг

С предложениями разными, но в основном ясными,

Особенно всё понятно, когда на часах сорок пять –

Ужасная цифра, но не является помехой

В желании переспать,

Перепихнуться, заняться любовью, наладить секс –

как много разных названий у плотских утех…

Названий много, а названных ни одного.

Если нет гармонии – никакие гормоны не заменят того,

С которым неважно – в кровать ли, на берег моря, в пахоту или в пальбу,

С которым ясный день и в дождь, и жарким летом, и в пургу,

Без выяснений и упражнений для языка,

С которым можно не только говорить, но и молчать.

С которым не только утехи плоти – утехи души,

С которым полной грудью можно дышать от души.

Обвиняю тебя, что не видишь меня в упор,

Обвиняю, что ты не со мной ведёшь разговор,

Обвиняю за этот рой мух, летящих вослед,

Обвиняю за то, что ты не со мной. Столько лет.

И потому – мышиная чехарда,

И потому с собою я в никаких ладах ,

И потому вместо вечной любви – разброд,

Не день, не месяц – годы уже, не год.

Но если всё же найдёшься – будь уж настолько мил,

Люби меня так, как никто ещё не любил.

 

 

* * *

 

Всё в жизни пройдёт,

Жалко дней, месяцев, лет,

Жалко закатов за кадром,

Рассветов, сведённых на нет,

Слов на иностранном,

Не скатившихся с языка,

Времени (в белом воротничке),

Бегущего за каретой жизни впопыхах.

Жалко – не пить бесконечно нектар

Цветка,

Жалко, что не можешь вне времени –

Никак.

Жалко, что бесконечность

лишь в теореме о двух прямых,

жалко, что в бесконечность не можешь –

одной из них.

Значит, пока горит в твоих комнатах свет,

Значит, пока интересен тебе и вопрос и ответ,

Пока ещё волны морские о чём-то тебе говорят,

Пока не тянет смотреть соляным столбом назад,

Пока совсем не согласен с приказами со стороны,

Пока светят ещё будущего огни,

Пока не закрылась на ключ раковина души –

Давай, смелее, глубже, ещё глубже –ДЫШИ!

 

* * *

 

Что делает с человеком время?

Иногда радует, иногда – бремя,

Иногда борется, иногда лечит,

Иногда его не замечаешь –

И на душе легче.

Иногда кажешься себе бессмертным,

Иногда засыпаешь под гул мерный

Неприятностей, а встаёшь счастливым –

Впереди дни – в черешнях и сливах.

Иногда золушкой, иногда феей,

Одни дни в золоте, другие – змеёй серой.

Иногда знаешь – всё точно, иногда вместо слов – многоточья.

Иногда с самим собой на поле битвы –

И не знаешь победителем, или побитым

Выйдешь, выползешь, или отчаянно

Будешь на днях, как на качелях качаться.

Что делает с человеком время?

Мучает, всё расставляет по своему усмотрению.

Кожу розовощёкую, блестящую,

Пахнущую детством, цветком акации,

Превращает в свою тетрадку

И старательно записывает всё по порядку,

По-своему – от радости до боли,

А результат – получаешь лицо в крестик и нолик.

Кидает время тебе и розы и грязь –

А ты не отказывайся, всё принимай,

И лучше – смеясь.

 

 

* * *

 

В этом человеке живёт-поживает свет,

Он чисто ноги вытирает перед дверью души,

Красиво одет,

Говорит языком изощрённым

Без примеси грязи,

Литературным и возвышенным,

Словно вокруг одни короли и князи.

Во всех окружающих двуногих собратьях

Видит исключительно родственников,

Сестёр и братьев.

Не переходит другим дорогу, не тащит в кусты,

Старым людям помогает по жизни идти,

Начальству назойливо не лезет в глаза,

Ветер не гонит, чтобы себя повыгоднее показать.

Любит на полную мощь без условий,

Не ловит на случайно выскочившем слове.

Не конкурирует со своей половиной

Близкой – значит ни долгов, ни повинностей.

Дарит подарки щедро, на будни и праздники,

Любит себя и других. Знает, что все люди

Временные странники,

Бредущие, скачущие, ползущие по линии жизни,

А небо над каждым – одно, не ниже и не выше.

Ближнему не завидует, не зная, о чём речь, –

Не судит, не рядит – не обнажает попусту меч,

Но если кто-то хочет войны – не бежит

Из своей светлой страны

и пойдёт её защищать простым солдатом,

Рассчитывая на себя, не на сестру и брата.

Счастливый человек из светлой страны,

В которой, к сожалению, не проживаем мы,

Правда, каждый из нас не знает об этом

Свято веря, что именно он освещает планету.

Г-ди! Одари человека своей добротой –

Что каждый смог понять про себя – кто он такой…