Ирина Чуднова

Ирина Чуднова

к Артёму 
  
Там, где солнце клонилось к западу, а 
     все реки к востоку текли, 
я гляделся в стоячее небо над городом, 
     которое выше любви, 
поднимался на цыпочки крыш сквозь 
     гранёный вороний грай 
в наше медное небо, что выше любви, под 
     которым твой ветреный рай. 
  
Глядя в южную сторону кладбища и на 
     север, за пыльный вокзал, 
грыз я ревности кислое яблоко и 
     неверием веру низал 
в ожерелье вечерних фонариков, в 
     многоцветье ладей-площадей – 
пусть прекрасной удавкой затянется 
     вокруг мраморной шеи твоей, 
пусть мигает тревожной морзянкой, не 
     давая тебе продохнуть – 
я желаю почуять, как жарко затрепещет 
     мятежная грудь, 
надышаться твоей непокорностью, 
     кисло-сладкое пламя разжечь, 
окунуться в лихую, притворную и 
     обманчиво-нежную речь. 
В лепет улиц, проспектов ворчание, в 
     гулкий шёпот твоих тупиков, 
но прислушайся – больше отчаяния – 
     шорох-шелест влюблённых шагов. 
  
Ты – моя-немоя, ты – неверная, ты – 
     единственная… Гром-гроза 
обернётся небесной стервою, чтоб 
     удариться в пыльный вокзал, 
завертеться на скользких перронах – 
     спотыкаясь, бегут со всех ног! – 
через площадь, меж клёнов зелёных: на 
     восток, на восток, на восток, 
и щекочут асфальт твоей кожи вдрызг 
     истоптанным башмаком, 
расцарапывают нерасхоженным 
     остро-лаковым каблуком, 
трут и давят автопротектором, траком 
     гусениц: вот же! лови – 
задохнись пряной сыростью-нежностью 
     человечьей невечной любви. 
  
Я безумен. Я пьян непомерной тёмной 
     властью над плотью моей, 
я брожу как чумной среди скверов, между 
     улиц, дворов, площадей, 
в переулках, в навеки заброшенных, 
     вкрай исхоженных уголках – 
чтоб тебя, моя злая, хорошая, среди 
     тысяч людей отыскать. 
Будь со мной – и синкопой нервной 
     мендельсон в водосточной трубе 
грянет с крыш – я останусь верным даже 
     ветреной слишком тебе 
навсегда. Может, муки пожарища нам 
     судьба приготовит – приму – 
твой гранит, твой костёл, твоё капище, 
     твоё торжище, суд, и тюрьму. 
Минут годы, иссякнут, раскатятся на 
     жемчужины лёгких минут, 
там, где солнце всё клонится к западу, 
     реки так же к востоку текут. 
  
В час, когда запираются двери, через 
     сорок 
     сорок-сороков 
наконец я тебя перемеряю миллиардом 
     надменных шагов. 
Навсегда доверяюсь: печальная, в этот 
     час за собой позови 
в наше небо, что больше отчаяния, слаще 
     лета и выше любви.


Популярные стихи

Николай Рубцов
Николай Рубцов «Встреча»
Борис Пастернак
Борис Пастернак «Спекторский»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «За того парня»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Элегия»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Мы разошлись на полпути»
Владимир Набоков
Владимир Набоков «Живи. Не жалуйся, не числи»