Ирина Аргутина

Ирина Аргутина

1. Старый двор 
  
Полосатые простыни, 
хлопая на ветру, 
с каждым годом всё меньше похожи на 
     паруса 
во дворе, где я родилась, 
где и умру, 
где меня скорее забудут, чем воскресят, 
  
где всё меньше слов удаётся сорвать с 
     ветвей 
этих клёнов, 
один из которых садили мы 
с дедом Шурой 
(теперь зимою от них светлей, 
потому что ветви снегом убелены). 
  
Меньше слов – и неба. 
И как рассказать, кому, 
что всё ближе дом напротив – 
день ото дня, 
и всё туже, туже старых домов хомут, 
и всё вместе называется – западня. 
  
В этом месте, 
где шаг неверен, а голос груб, 
по полгода лежат снега с золой пополам, 
и всё те же бьются простыни на ветру, 
но в бесстыдных дырах ветхий мадаполам. 
  
Старый двор, 
забытый богом аэродром, 
где сороки вертикально стартуют вверх, 
о, родной хомут, 
о, каменное ядро, 
кандалы мои на весь сокращённый век! 
  
Волочить вас ежедневно – тяжёлый труд: 
не беги, не отрывайся, не воспари, 
только рвись, 
как эти простыни на ветру 
да слова 
о жизни, смерти и о любви... 
  
2. Парк имени Терешковой 
  
Там, где танк несокрушимый 
у ворот французской школы, 
Дремлет парк, носящий имя 
Валентины Терешковой 
(первой дамы-космонавта) 
сорок лет по принужденью. 
А меня любил взаправду. 
А меня любил с рожденья. 
  
Он раскидывал аллеи 
в дар сандаликам стучащим, 
пару гипсовых оленей 
выводил ко мне из чащи, 
ворожил на карусели, 
провожал почти до дому, 
так любил, что в день весенний 
уступил меня другому. 
  
А потом, немного позже, 
схоронил своих оленей. 
Я теперь в него не вхожа. 
Я теперь его жалею. 
  
Не о нём шептала богу, 
о другом судьбу просила... 
А живу через дорогу. 
И уехать я не в силах. 
  
3. Берег 
  
В каких степях, лесах, 
на побережье 
каких морей 
мой беззащитный бог 
невинно улыбается, 
как прежде 
гоняя свой оранжевый клубок 
  
по синеве моих воспоминаний, 
безоблачных, безбедных, неземных? 
Я так давно его не понимаю, 
что он спокоен, 
обо мне забыв – 
  
забыв с тех пор, 
как сам в лихую степень 
возвел беду и страхи за родных. 
Все побережья, все леса и степи 
меня забыли: я не верю в них. 
  
В ночном окне, 
в чернеющем портрете, 
в зрачковых сферах спит моя земля: 
забытый дом, рождённый в тридцать 
     третьем, 
и двор, где умирают тополя. 
  
Та вот она! 
Безбожная, хмельная, 
под черным платом прячет седину. 
Я так давно её не понимаю, 
что без неё и дня не протяну. 
  
От этих мест мой бог бежал как мальчик 
     – 
да что ему! 
Ведь он других кровей. 
Но здесь вчера гоняли рыжий мячик 
два пацана по стоптанной траве 
  
под синевой моих воспоминаний, 
в моих лесах, степях, 
на берегу 
такой любви, 
что я не понимаю – 
к чему, 
но от неё не убегу. 
  
          2005

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Корней Чуковский
Корней Чуковский «Бармалей»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Жила с сумасшедшим поэтом»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Кружились белые березки»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Спасибо за то, что ты есть...»