Ирина Аргутина

Ирина Аргутина

Растворяется дверь. 
Растворимость её возрастает 
с приближением к выходу 
в новые среды и сферы. 
Намечая надрыв, 
за спиной надрывается стая, 
провожая луну и ещё одного Агасфера. 
  
Этот хор,  
проникающий в уши из чёрных отверстий, 
этот хорь, 
проникающий в курскую область, где куры 
обмирают в блаженном своем предвкушении 
     зверства 
и его эпикриза, 
подписанного Эпикуром, – 
  
этот хор 
ничего не добавит уму и печали. 
И подобно иным, 
стоголосым и тысячеликим, 
он останется там, 
или, как говорят, за плечами, 
словно пройдённый путь – 
променад перед новым, великим, 
  
нет, не шёлковым. 
Ни каравана, ни хора, ни стаи. 
Одинокий старик, 
заблудившийся в Виттовой пляске. 
Одинокая девочка 
старые книги листает 
и зачем-то жалеет собак ездовых на 
     Аляске. 
  
Одинокое дерево – 
где ему сладить с великим – 
засыхает крестом, 
и, конечно, он груб и увесист. 
Кто один перед богом, 
тому не до разных религий. 
Крест уже на плече, 
а на небе повис полумесяц 
  
и звезда, 
шестиглавая или неважно какая, – 
вот под ними пойдёшь – 
и увидишь, чего не заметил, 
иногда постигая 
и даже порой изрекая, 
но и только. И только. 
Хотя уходил не за этим. 
  
          август 2004

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Юрий Визбор
Юрий Визбор «А зима будет большая»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Судьбы и сердца»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Цепи»
Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «В домах»