Ирина Аргутина

Ирина Аргутина

День воскресный, июльский. Расплавлены 
     наполовину 
темноглазые лица, 
          на которых ещё не 
     разгладились мысли, 
не уральские профили птиц араратской 
     равнины, 
загорелые руки, 
          на которых недавно заладились 
     мышцы… 
  
Насыпают дымящийся битум. Катают 
     вручную, 
аккуратно и молча. 
          Но порою гортанное «Ара», 
словно фляга с водой драгоценной, меж 
     ними кочуя, 
то ль спасает от жажды, 
          то ли от теплового удара. 
  
Так, наверное, будет в аду. Но сейчас – 
     добровольно. 
И латаются дыры 
          на земле неродной, нелюбимой, 
где и старый и малый проходят, ворча 
     недовольно: 
«Понаехали, хачики!» 
          (ну, а прочее – неповторимо). 
  
Может, где-то в Нью-Йорке, когда 
     нанимаются в няньки 
или, скажем, в таксисты 
          из осколков нездешней элиты, 
белозубые негры ворчат: «Понаехали, 
     ваньки!» 
И тогда всё в порядке. 
          И тогда, получается, квиты. 
  
А пархатые плачут, порхая в свои 
     палестины 
и фантомные боли 
          увозя от российских 
     просторов, 
где их дед Рабинович лежит под такой же 
     осиной, 
под какими зарыты 
          Рахматуллин, Попов и Егоров, 
  
где растерянный бог, что по матушке 
     тоже пархатый, 
отвернулся от этих 
          прокажённых недетской 
     проказой, 
не поверивших в то, что Ковчег 
     приставал к Арарату: 
к Арарату, пожалуй, 
          даже хуже, чем к сектору 
     Газа. 
  
«Разговоры для бедных», – смеется 
     упитанный нищий. 
Развелось. Понаехало. 
          И не заметишь пропажи 
то ли совести, то ли страны. Может, 
     кто-нибудь ищет? 
Как же там, в анекдоте: 
          «Встречаются три персонажа…» 
  
          апрель 2007


Популярные стихи

Саша Чёрный
Саша Чёрный «Любовь не картошка»
Александр Иванов
Александр Иванов «О пользе скандалов»
Алексей Березин
Алексей Березин «Вышел немец»
Борис Рыжий
Борис Рыжий «Стихи про любовь»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Будь, пожалуйста»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Человек»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Зачем?»