Инга Мацина

Инга Мацина

Сим-Сим № 20 (80) от 11 июля 2008 г.

Подборка: Хроники хроников

вместо пролога

 

они всё снимают хроники риддика

без устали пишут хроники нарнии

средиземья земноморья лукоморья

лихолесья лихолетья

нужное подчеркнуть

по-мудрёному это зовут

эскапизм

по-русски – бегство от реальности

 

они говорят:

ищите подтекст между строк

между буквами в строчках

между пробелами

ищущий там да обрящет

обрыщет обыщет обыщется смысла

и не найдёт

 

обрыдло

 

она выходит на улицу

и ищет своих героев –

обычных ужасно маленьких

с маленькой буквы «г»

в аптеке

за стойкой пивного ларька

под бурно цветущим весенним кустом

уснувших в опавших цветах и собственной рвоте

на ночной остановке в ожидании трамвая

который придёт только утром

на койке обычной убогой больницы –

и как ни странно

находит

 

и она повествует о них

слепленных Богом из солёного теста

шарахаясь – как от ладана чёрт – от подтекста

они очень сильно горчат внутри

как капля дёгтя в кадушке мёда

как бочка джина в двух каплях тоника

 

она пишет «хроники хроников»

 

1. неврастеник

 

хочешь жениться на мне?

женись – только знай

по углам мне мерещатся странные зыбкие тени

в кладовке моей прописался навечно бабай

говоря по-научному я –
неврастеник

 

...у меня красноглазым кроликом сердце дрожит

за пазухой

и как струны первые рвутся аксонов тончайших нити

у меня дорогой мой такие страшные нервные спазмы

что порой не спасает ни один дорогой спазмолитик

что уж там говорить о мелиссе глицине пустырнике

для меня это всё как для мумий припарка наверное

повстречался бы мне шестикрылый с мечом в пустыне

нафиг вырвал бы грешный язык мой

и нервы

 

слышишь стук?

это SOS выбиваю зубами морзянкой

истерически пляшет под бровью

с сосудиком лопнувшим глаз

перед встречей с тобой

покупаю две пачки резинок и валерианку

я волнуюсь

хоть мы делаем это

в две тысячи сто сорок третий раз

 

2. астматик

 

он заварит крепкий горячий малиновый чай

к спинке кресла с чашкой в руках притулится

обругается вслух наблюдая в ночных новостях

посиневшее тело пятнадцатилетнего самоубийцы:

 

«ах дурилка картонная что же тебе не жилось?

у тебя же вся жизнь впереди. была. как мог ты посметь?

мне к примеру за сорок мне адски дышать тяжело

у меня в лёгких воздуха – даже от силы – на треть.

у меня отекает внутри когда снегом летит тополиный пух

у меня там черно когда гарью несёт с торфяных болот

но послушал бы мальчик ты сплетни соседских старух:

погляди-ко, чахотошный, кашляет как – да живёт!»

 

и он смотрится в зеркало видит снова что он некрасив

и ему одиноко тоскливо бессонно и жутко

он считает заначку затем вызывает ночное такси

с размалёванной миниюбочной проституткой

и вот так повторяется часто из месяца в месяц за разом раз

он под ней он так часто и нервно дышит

а она полагая наивно что в нём созревает грядущий оргазм

начинает дышать ему в такт не считая это бестактно излишним

 

...и она отработает честно вперёд свой оплаченный час

и уедет в такси не услышав как нервно и горько он плачет

не узнав что дыханье частое – отнюдь не всегда означает оргазм

он – астматик

он просто не может дышать иначе

 

3. диабетик

 

она просит наивно по-детски: купи мне внучок конфеток

пирожных и долек лимонных купи мне святого ради

купил бы не жалко денег но бабушка – диабетик

в последней уже запущенной неизлечимой стадии

 

я долго её уговаривал срываясь на крик от гнева

я приводил ей доводы библейской историей данные

вещал о запретном плоде который вкусила Ева

о том самом райском яблоке прельстившем её и Адама

я к разуму апеллировал тряся медицинской картой

я долго читал ей лекции о скачущем уровне сахара

и я распылялся бы долго себя доводя до инфаркта

но всё же сказал себе: стоп!.. я умолкаю нахрен

 

я спешно надел ботинки на плечи ветровку накинул

она говорит чуть слышно с наивной и крепкой верой:

«куда ты собрался внучек? чаю что к магазину

так если тебе не жалко купи мне пару эклеров»

 

4. алкоголик

 

Бедный мальчик... – вздохнули ангелы.

«Салтыковская – Кучино»

 

на часах его жизни годовая уверена: двадцать

а внутри у него уже в почках и печени колики

даже будучи трезвым себе он не может признаться

подписать приговор

дорогой мой да ты алкоголик

он стоит

проецируя башню из города Пизы

накачавшись чем-то хмельным и пенистым

тем что стоит намного дешевле виски

тем что бьёт по мозгам посильнее хеннесси

говорит в пустоту

а вокруг говорят: что он брешет

смотрят мимо и то неосмысленно

мельком

 

...а он знает одно: он младенцу везёт орешков

а он знает одно: он младенцу несёт карамелек

да предательски дешево!

да до смешного мало!

может бросить всё к чёрту

и станет и легче и проще...

будут пить его ангелы на площади трёх вокзалов

а он выйдёт один

на проклятую красную площадь

там где сорок ступеней его имя навечно высечено

среди крови плевков и щербатых лестничных выбоин

 

и жива та страна где без цели спиваются тысячи

пока с целью кто-то нальёт

и немедленно выпьет.