Илья Валеев

Илья Валеев

I 
В соборе, в коем арестанты 
и кони делали привал, 
Сегодня бродят экскурсанты 
и в праздники звучит хорал. 
  
Средь пыли бесконечной стройки 
В анклаве умершей войны 
меж сотен книг одни лишь строки 
на камне гробовом верны. 
  
Вот польский рыцарь, там учёный 
и богослов, а здесь тевтон. 
И смотрит ангел удручённый 
глазами полыми в бетон. 
  
II 
Куда опять спешишь, сжимая 
какой-то школьный фолиант? 
И ангелы поют из рая: 
Привет тебе, профессор Кант! 
  
Промозглый гимн учёной славе 
играет ветер на трубе. 
Душа есть казус в римском праве, 
а после смерти – вещь в себе. 
  
Студент, бредя после пирушки 
зубрит твой скомканный трактат. 
И булочник сует ватрушки: 
Отведайте, профессор Кант! 
  
И можно берегом Преголи 
всю жизнь до смерти так идти 
и быть в тюрьме своей на воле, 
и потеряться по пути. 
  
От бега запылились пряжки 
и на косичке сбился бант, 
и лошадь фыркает в упряжке: 
Прокатимся, профессор Кант! 
  
Ах, сколько в облаке помятом 
Всепобеждающей любви, 
Дружище Кант, не будь педантом, 
зови её скорей, зови! 
  
III 
Уже октябрь, над Балтикой ветра 
сбиваются в невидимые стаи. 
С утра заиндевевшая кора 
облизывает вымокшие сваи 
  
на пристани. И пароход гудит 
так судорожно, словно в лапах смерти, 
как будто день последний догорит 
и не начнётся новое столетье. 
  
Закрыта книга, Кант не написал 
зачем мы здесь, хоть, впрочем, не 
     старался. 
Свободны мы: я еду на вокзал, 
но больше он – поэтому остался. 
  
Свободны мы: я здесь, а он – в земле, 
под сводом храма, или между строчек. 
Свободны мы, плывя на корабле, 
в такси, везде, всегда, без проволочек. 
  
Не по рожденью, нет, но как болезнь 
которая приходит искупленьем, 
свободны мы всегда, сейчас и здесь, 
по праву или божьим изволеньем. 
  
Но где же Кант? Фантомы, миражи 
домов, снесённых бомбами когда-то. 
Прохожий, в шарф укутанный, дрожит, 
и пальцами выводит пиццикато. 
  
Пленённый прусской музою, я рад 
стоять в ночи и не спешить обратно. 
Но мне пора. Ведь если я не Кант, 
что, между нами, всякому понятно, 
  
его мне в Кёнигсберге не найти 
хотя б я здесь разгуливал до снега 
и фонарём размахивал в пути, 
как Диоген, искавший человека.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Меркнет зрение – сила моя»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Удивительная кошка»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Стихи о хане Батые»