Илья Сельвинский

Илья Сельвинский

Сирень в стакане томится у шторки, 
   Туманная да крестастая, 
Сирень распушила свои пятерки, 
   Вывела все свои «счастья». 
  
Вот-вот заквохчет, того и гляди, 
   Словно лесная нежить! 
Не оттого ль в моей груди 
   Лиловая нежность? 
  
Брожу, глазами по свету шаря, 
   Шепча про себя невесть что... 
Должна же быть где-то 
             на земном шаре 
   Будущая моя невеста? 
  
Предчувствия душат в смутном восторге. 
   Книгу беру. Это «Гамлет». 
Сирень обрываю. Жую пятерки. 
   Не помогает. 
  
NN позвонить? Подойдет она, рыженькая: 
   «Как! Это вы? Анекдот». 
Звонить NN? А на кой мне интрижка? 
   Меня же невеста ждет! 
  
Моя. Невеста. Кто она, милая, 
   Самое милое существо? 
Я рыщу за нею миля за милею, 
   Не зная о ней ничего... 
  
Ни-че-го про нее не знаю, 
   Знаю, что нет ничего родней, 
Что прыгает в глаз мой солнечный «заяц» 
   При одной мысли о ней! 
  
Черны ли косы ее до радуги, 
   Или под стать урожаю, 
Пышные ль кудри, гладкие прядки — 
   Обожаю! 
  
Проснусь на заре с истомою в теле, 
   Говорю ей: «Доброе утро!» 
Где она живет? 
      В Палас-отеле? 
   А может быть, дом у ней — юрта? 
  
И когда мы встретимся? В марте? Июне? 
   А вдруг еще в люльке моя невеста! 
Куда же я дену юность? 
   Ничего не известно. 
  
Иногда я схватываю глобус, 
Тычу в какой-нибудь пунктик 
И кричу над миром на голос: 
«Выходи! Помучила! Будет!» 
  
Так и живу, неся в груди 
   Самое дорогое, 
И вдруг во весь пейзаж впереди 
Вижу возможность, мрачную, как Гойя: 
  
Ты шаришь глазами! Образ любой 
   В багет про себя обрамишь! 
А что, 
   как твоя 
         любовь 
   За кого-нибудь вышла замуж? 
  
Ведь мыслимо же на одну минуту 
   Представить такой конец? 
Ведь можем же мы, наконец, разминуться, 
   Не встретиться, наконец? 
  
Сколько таких от Юкона до Буга, 
   От Ганга до Янцзыкиана, 
Что, так никогда и не встретив друг 
     друга, 
   Живут по краям океана! 
  
А я? Почему моя линия жизни 
   Должна быть счастливее прочих? 
Где-нибудь в Кашине или Жиздре 
   Ее за хозяйчика прочат, 
  
И вот уже лоб флердоранжем обвит, 
   И губы алеют в вине, 
И будет она читать о любви, 
   Считая, что любви нет... 
  
Но хватит! Довольно! Беда молодым: 
   Что пользы в глухое стучаться? 
Всему виной сиреневый дым, 
   Проклятое слово «Счастье». 
  
          1923


Популярные стихи

Вера Инбер
Вера Инбер «Девушка из Нагасаки»
Юрий Воронов
Юрий Воронов «Сотый день»
Саша Чёрный
Саша Чёрный «Жалобы обывателя»
Василий Фёдоров
Василий Фёдоров «В наше счастье»
Римма Казакова
Римма Казакова «Мальчишки, смотрите»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Ну, пожалуйста, пожалуйста»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «До сих пор мне было невдомек»