Илья Сельвинский

Илья Сельвинский

Розоватеньким, жёлтеньким, 
     сереньким критикам, 
          а также критикам 
     переливчатого цвета шанжан 
  
Муза! Как ни грусти, ни сетуй, 
А вывод мой, к сожаленью таков: 
Среди миллионов, читающих газету, 
Девять десятых не читает стихов. 
  
Иного к поэтам влечёт их полемика, 
Однако с затишьем и этот стихал… 
Но есть 
       одно 
           лихое 
                племя, 
Живущее на побережье стиха. 
  
Это уже не просто читатель, 
Не первый встречный и не любой. 
Он не стучит по рифмам, как дятел, 
Не бродит в образах, как слепой, 
Не ждёт воспитанья от каждой точки, 
Не умиляется от пустяка – 
Совсем по-иному подходит к строчке 
     Читатель стиха. 
  
Он видит звуки, 
              слышит краски, 
Чувствует пафос, юмор, игру, 
И свои пузырьки литературные карасики 
Ему не всучат за жемчужью икру; 
Ему не внушить, рассказавши про заек, 
Что это львы, 
             да Толстые притом! 
(Кстати сказать, вдохновенный прозаик 
В его глазах – поэтический том.) 
  
Иной читатель только в дороге, 
Пейзаж пропускает, ищет любовь, 
По вкусу ему Бальмонт и Доронин, 
А больше беф-строганов или плов. 
  
А наш, овеянный нашими снами, 
Сам горит, как летящий болид, 
А наш, как родственник, дышит с нами 
И знает, что у кого болит… 
  
Иной читатель – прочёл и двигай, 
Давай другого. А первый катись! 
А наш, как с девушкой, дружит с книгой… 
         Читатель стиха – артист. 
  
Он ещё смутен, этот читатель, 
Он ещё назревает, как бой, 
Его меж нулей не учли в Госиздате, 
Но он 
     управляет 
              нашей судьбой! 
  
Как часто бездушные критикококки 
Душат стих, как чума котят, 
И под завесой густой дымогогии 
В глобус землю втиснуть хотят; 
  
Сколько раз, отброшен на мель, 
Рычишь: 
       «Надоело! К чёрту! Согнули!» 
И, как малиновую карамель, 
Со смаком глотнул бы кислую пулю… 
  
И вдруг получишь огрызок листка 
Откуда-нибудь из-за бухты Посьета: 
Это великий читатель стиха 
Почувствовал боль своего поэта. 
  
И снова, зажавши хохот в зубах, 
Живёшь, как будто полмира выиграл! 
И снова идёшь 
             Среди воя собак 
Своей. Привычной. Поступью. Тигра. 
  
          1932, Пароход «Pronto» 
     (Норвегия), Берингово море


Популярные стихи

Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Я поняла, ты не хотел мне зла»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Новогоднее»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Зеленые цветы»
Ион Деген
Ион Деген «Из разведки»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я жизнь люблю»
Александр Кабанов
Александр Кабанов «Побег в Брюгге»