Илья Ильвес

Илья Ильвес

Воскликнуть кожей каблука на пьяных 
     сходнях… 
Кунжутом мостовой в рогаль на фонаре да 
     в Grande* –…, 
Да обмакнуть перо себя, червлёное, в 
     циан, 
В чернильнице грудастой, пышной 
     подворотни. 
  
До тла он выглядел ещё тленно угодней… 
     –  
Впадай же северным крестом в пупковой 
     грыже слов! 
Из оглавления: Смешно. Под шахматных. 
     Столов… 
Паркетной. Геометрии. Удобрить. Сходни… 
  
Откалиброванный мой ход. И серпантином 
     настежь 
Орнамент зацелованного февраля… 
У этой пустоты не достаёт ноля. 
Ночная кобылица не имеет масти – 
  
Не образуемая ярость конокрада… 
Да и мостам летать в глазоподобный 
     мармелад… 
На тетиву смычок печали – в брошенных 
     назад 
Прожитых в прочь, впрок не рождённых, в 
     не распятых. 
  
В закатах удаль перевёрнутых крестов 
     ума… 
Удел Delirium, обожествляясь, клонит в 
     ночь. 
Одну её в цианистых клозетах растолочь 
Да пудрой по декабрьским, рубиновым 
     потьмам. 
  
Ещё оракул в судороге рта, в копилку 
     неба 
Отплюнет нищий грош бикфордового дня. 
Воскреснуть, но не так, как повелось – 
     скорее снять 
С крестов таких как я, – они там 
     смотрятся нелепо. 
___ 
* Grande – в данном случае 
     собирательный образ ночного Парижа 
   между Гран-Опера и Гран-Гиньоль 
 
          18.01.13


Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Газетная»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов «Красный гонец и чёрный гонец»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Звезда»