Илья Эренбург

Илья Эренбург

Взвился рыжий, ближе! Ближе! 
И в осенний бурелом 
Из груди России выжег 
Даже память о былом. 
  
Он нашел у двоеверки, 
Глубоко погребено, 
В бурдюке глухого сердца 
Италийское вино. 
  
На костре такой огромной, 
Оглушающей мечты 
Весело пылают бревна 
Векового Калиты. 
  
Нет, не толп суровый ропот, 
А вакхический огонь 
Лижет новых протопопов 
Просмоленную ладонь. 
  
Страшен хор задорных девок: 
Не видать в ночи лица, 
Только зреют грозди гнева 
Под овчиною отца. 
  
Разъяренная Россия! 
Дых — угрюмый листобой, 
В небе косы огневые, 
Расплетенные судьбой. 
  
Но из глаз больших и серых, 
Из засушливых полей 
Высекает древний Эрос 
Лиры слезный водолей. 
  
          Январь 1922