Илья Эренбург

Илья Эренбург

На Болоте стоит Москва, терпит: 
Приобщиться хочет лютой смерти. 
Надо, как в чистый четверг, выстоять. 
Уж кричат петухи голосистые. 
Желтый снег от мочи лошадиной. 
Вкруг костров тяжело и дымно. 
От церквей идет темный гуд. 
Бабы все ждут и ждут. 
Крестился палач, пил водку, 
Управился, кончил работу. 
Да за волосы как схватит Пугача. 
Но Пугачья кровь горяча. 
Задымился снег под тяжелой кровью, 
Начал парень чихать, сквернословить: 
«Уж пойдем, пойдем, твою мать!.. 
По Пугачьей крови плясать!» 
Посадили голову на кол высокий, 
Тело раскидали, и лежит на Болоте, 
И стоит, стоит Москва. 
Над Москвой Пугачья голова. 
Разделась баба, кинулась голая 
Через площадь к высокому колу: 
«Ты, Пугач, на колу не плачь! 
Хочешь, так побалуйся со мной, Пугач! 
...Прорастут, прорастут твои рваные 
     рученьки, 
И покроется земля злаками горючими, 
И начнет народ трясти и слабить, 
И потонут детушки в темной хляби, 
И пойдут парни семечки грызть, 
     тешиться, 
И станет тесно, как в лесу, от 
     повешенных, 
И кого за шею, а кого за ноги, 
И разверзнется Москва смрадными ямами, 
И начнут лечить народ скверной мазью, 
И будут бабушки на колокольни лазить, 
И мужья пойдут в церковь брюхатые 
И родят, и помрут от пакости, 
И от мира божьего останется икра рачья 
Да на высоком колу голова Пугачья!» 
И стоит, и стоит Москва. 
Над Москвой Пугачья голова. 
Желтый снег от мочи лошадиной. 
Вкруг костров тяжело и дымно. 
  
          1916


Популярные стихи

Валентин Гафт
Валентин Гафт «Пастернаку»
Евгений Винокуров
Евгений Винокуров «Я когда-нибудь»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Мойдодыр»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письмо в бутылке»
Вера Инбер
Вера Инбер «Сдается квартира»
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Я с детства ненавидел хор»