Илья Эренбург

Илья Эренбург

Морили прежде в розницу, 
Но развивались знания. 
Мы, может, очень поздние, 
А, может, слишком ранние. 
  
Сидел писец в Освенциме, 
Считал не хуже робота – 
От матерей с младенцами 
Волос на сколько добыто. 
  
Уж сожжены все родичи, 
Канаты все проверены, 
И вдруг пустая лодочка 
Оторвалась от берега, 
Без виз, да и без физики, 
Пренебрегая воздухом, 
Она к тому приблизилась, 
Что называла звездами. 
  
Когда была искомая 
И был искомый около, 
Когда еще весомая 
Ему дарила локоны. 
Одна звезда мне нравится. 
Давно такое видано, 
Она и  не красавица, 
Но очень безобидная. 
  
Там не снует история, 
Там мысль еще не роздана, 
И видят инфузории 
То, что зовем мы звездами. 
  
Лети, моя любимая! 
Так вот оно, бессмертие, – 
Не высчитать, не вымолвить, 
Само собою вертится. 
  
          1964–1966