Илья Эренбург

Илья Эренбург

Трибун на цоколе безумца не напоит. 
Не крикнут ласточки средь каменной 
     листвы. 
И вдруг доносится, как смутный гул 
     прибоя, 
Дыхание далекой и живой Москвы. 
Всем пасынкам земли знаком и вчуже 
     дорог 
(Любуются на улиц легкие стежки) – 
Он для меня был нежным детством, этот 
     город, 
Его Садовые и первые снежки. 
Дома кочуют. Выйдешь утром, а Тверская 
Свернула за угол. Мостов к прыжку 
     разбег. 
На реку корабли высокие спускают, 
И, как покойника, сжигают ночью снег. 
Иду по улицам, и прошлого не жалко. 
Ни сверстников, ни площади не узнаю. 
Вот только слушаю все ту же речь с 
     развалкой 
И улыбаюсь старожилу–воробью. 
Сердец кипенье: город взрезан, взорван, 
     вскопан, 
А судьбы сыплются меж пальцев, как 
     песок. 
И, слыша этот шум, покорно ночь Европы 
Из рук роняет шерсти золотой моток. 
  
          1938


Популярные стихи

Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Женщина, которая летала»
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Наши поэты»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Пушкин по радио»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Загадки»
Пётр Вяземский
Пётр Вяземский «Первый снег»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Осень»