Игорь Паньков

Игорь Паньков

Десять натикало. Дрыхнет провинция. 
Как вам живется, почтенная публика? 
В небе ночном – далеко как 
     правительство – 
светится круглая дырка от бублика. 
Город сдается на милость противнику. 
В окнах знамена приспущены смятые. 
Кто бы ты ни был – давай, по полтиннику 
выпьем за царство мое тридесятое! 
Здесь раззвенелась река семиструнная, 
как сумасшедшая, пахнет акация, 
рыжая кошка с глазами безумными 
жаждет взаимности. В общем, Аркадия. 
Демон во мраке стенает над кручами. 
Колокол в церкви беззвучно качается. 
В тесной кошаре барашки курдючные 
ссорятся на языке карачаевском. 
Вечность черствеет надкушенным 
     пряником. 
Кроме дуэлей и делать-то нечего. 
За чередой нескончаемых праздников 
не отличается утро от вечера. 
Шагом чеканным хмельного поручика 
я обхожу переулки и площади: 
все здесь постылое, все здесь не 
     лучшее, 
близкое, небезразличное, в общем-то. 
Скрипнула ставенка. Стукнула форточка. 
Сдержанный смех, а быть может, рыдание. 
Медленно-медленно падает звездочка, 
даже успеешь забыть про желание. 
Из родника зачерпну приворотного 
зелья – и время совсем остановится. 
Тени поэтов из парка курортного 
взяли привычку со мною здороваться.