Игорь Лукшт

Игорь Лукшт

Над бездной сталь дюймовой полосой… 
Удерживая вес носком ботинка, 
за верхним фланцем узкую ложбинку 
нащупать настороженной рукой 
и, тело бросив гибкою дугой 
вверх, замереть. Начало поединка 
с пространством вертикальным и собой. 
  
И снова вверх, то слабым, как тростник, 
то жёстким, словно сжатая пружина… 
С осанкою железного аршина 
стыть богомолом медленным впритык 
к конструкциям, и сглатывать кадык, 
когда живот холодная жердина 
вдруг резанет, как огранённый штык. 
  
Потом пятнистой кошкою сгрести 
в комок упругих мускулов каменья 
и потерять опору на мгновенье 
в прыжке наверх, и снова обрести 
её на том конце. И так плести, 
за шагом шаг, немое восхожденье, 
судьбу сжимая в собственной горсти… 
  
Теперь остынь и оглянись вокруг. 
Ты в точке схода. Здесь скрестились 
     грозно 
лучи лампады солнечной. Серьёзны 
глаза друзей, следят, как чертит круг 
сюда стрела. Лишь крану недосуг: 
несёт громаду стали грациозно. 
И крановой следит за жестом рук 
  
твоих и понимает их простой язык 
на полуслове и на полужесте. 
Нелёгок путь среди колонн и жести – 
веди-веди, искусный проводник, 
его вперёд, и скоро чёрный «бык» 
металла закачается на месте, 
растяжек отрясая воротник. 
  
Ну вот, команда в сборе, и пора 
вершить монтаж. С решимостью хирурга 
площадку осмотреть и демиургом 
себя почувствовать. Великая игра, 
где всё: колонны, фермы, бункера – 
суть декорации. И просят драматурга 
на сцену выйти. Вольные ветра 
  
и облака, и купол золотой – 
театр громадный, ждущий представленья. 
Ну, верховой, твоё долготерпенье 
итожится. Стропа звенит струной, 
пространство дышит нервною волной… 
И ты у звёзд берёшь благословенье 
и «Майна!» – произносишь с хрипотцой.


Популярные стихи

Владимир Высоцкий
Владимир Высоцкий «Мне скулы от досады сводит»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Одна»
Юнна Мориц
Юнна Мориц «Мой кругозор»
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Я старомоден, как ботфорт»