Игорь Лукшт

Игорь Лукшт

бумага рисовальная бела 
дыханье флейты времени и мгла 
сквозь сумерки в воздушной позолоте 
Гольбейн Мантенья Босх Буонаротти 
и пальцы мне неведомый кладёт 
на лоб и веки – грезится в щепоти 
в ладони той знак светлого крыла 
  
Он говорит порочна суета 
сквозь мрак и стылый хаос красота 
Творенья открывается слепому 
когда в увечном чаянии Богу 
молитву о прозрении несёт 
как зеркало бессмысленно без ока 
смотрящего в него – так темнота 
  
удел для глаз когда не явлен свет 
он говорит и странный тот совет 
я понимаю не о светотени 
но между тем парящий в лёгком крене 
софит исторгнет белые лучи 
натурщице на нежные колени 
и подо мной качнётся табурет 
  
он заскрипит бумаги хрустнет лист 
расправит парус лёгкий как батист 
зашелестит на буковом мольберте 
он порами и фибрами поверьте 
графита ждёт как пашня борозду 
что уголь остроточенный начертит 
как со смычком управится альтист 
  
поглотят стены нервную волну 
моргни и шорох вспорет тишину 
в крахмале снежном встанут вертикали 
сил гравитации из горизонтной дали 
потянутся дороги перспектив 
зачатки форм в воздушные спирали 
рождённое пространство завернут 
  
а там взойдёт софитная луна 
и снова вспыхнет древняя война 
меж Светом нисходящим и Тенями 
две армии штыками ли клинками 
границы нетерпенья проведут 
то было всё предсказано волхвами 
и битва та была предречена 
  
в веках и на земле и в небесах 
за дюйм за пядь в сердцах на пустырях 
сражаться будут грозные стихии 
и вот когда их битвы затяжные 
на время к равновесью приведут 
в моём листе – улягутся штрихи и 
гул стихнет в остывающих осях 
  
тогда на поле брани и вражды 
живых деталей юные сады 
качнут листвой и в них легки беспечны 
засвищут свиристели защебечут 
синицы глаз воробушки ушей 
и коростели губ в тумане млечном 
протянут руки тонкие плоды 
  
и оживёт графическая плоть 
пространства рисовального ломоть 
его зачин устройство и открытье 
войдут в графу космических событий 
  
лист ждёт – его просторы побороть 
по лезвию уменья и наитья 
веди меня таинственный Господь


Популярные стихи

Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 7. О награде»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Бег»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Ещё в ушах стоит и гром и звон»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Давай помолчим»
Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Так бел, что опаляет веки...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Великих книг у нас не стало»