Григорий Якобсон

Григорий Якобсон

Тень легла на лицо. Красиво, 
филигранно, легко на диво, 
перерезало вену вкось. 
Полумрак, развалившись на стуле, 
смотрит, как пешеход, сутулясь, 
ловит брошенную ему кость. 
Разобидевшись на полсвета, 
птах двуглавый, взлетев с монеты, 
поднимает вороний грай, 
и качается свод державы, 
но, кто первым ударит справа, 
тот, считай, попадает в рай. 
Ничего не видать за гранью 
подоконника, кроме бранью, 
словно снегом, покрытых лип, 
человеков, лишённых рода, 
тех, кому, пожалев, природа, 
ни имён не дала, ни лиц.