Герман Плисецкий

Герман Плисецкий

Уснули мы, обняв друг друга. 
Устав любить, уснули мы 
внутри магического круга, 
в дремучих зарослях зимы. 
  
Я спал – и ты меня касалась, 
но остывал угольев жар. 
Одна зола в душе осталась, 
остался лишь вороний кар. 
  
Как будто чёрные старухи 
«Прощай! Прощай! Прощай!» – кричат 
среди войны, среди разрухи, 
где остовы печей торчат… 
  
          Начало 1970-х