Герман Плисецкий

Герман Плисецкий

Приснился мне город, открытый весне, 
и ты подошла к телефону во сне. 
 
Звонил я, как прежде, из будки с угла, 
но ты ничего разобрать не могла. 
 
Твой голос, ослабленный дальностью лет, 
«Нажмите на кнопку!» – давал мне совет. 
 
А я всё кричал, задыхаясь: «Прости!», 
над сломанной трубкой сосулькою стыл. 
 
И с крыш, и с ресниц на подушку текло, 
и звонкой монетой стучали в стекло. 
 
Меня торопили, и не было сил 
припомнить: за что ж я прощенья 
     просил?.. 
  
          Конец 1950-х