Герман Плисецкий

Герман Плисецкий

Младшая дочка Дантеса 
     самостоятельно выучила русский 
     язык, 
          знала наизусть почти все 
     стихи Пушкина, 
          в её комнате висели его 
     портреты. 
          С отцом она не садилась за 
     стол. 
          Была признана сумасшедшей, 
          и умерла в психиатрической 
     больнице. 
  
В раннем детстве на миг перед ней 
оживает семейная драма: 
из глубин елисейских полей 
выплывает прекрасная дама. 
  
Очи смотрят, печаль затая, 
локон вьющийся, тонкая талья... 
«Папа, кто это?» – «Это твоя 
петербургская тётка Наталья». 
  
Леония Шарлотта Дантес, 
дочь сенатора, баловня славы, 
обнаруживает интерес 
к языку иностранной державы. 
  
Ей бы ехать на бал в Тюильри, 
а она, вместо танцев на бале, 
франко-русские словари 
покупает на книжном развале. 
  
Вот к обеду вернулся отец, 
вот он в комнату дверь отворяет. 
Леония Шарлотта Дантес 
в замешательстве книгу роняет. 
  
Для неё всё равно что к змее 
прикоснуться к руке его правой... 
Словно при смерти кто-то в семье, 
пахнет ужасом и отравой. 
  
Старый доктор не в силах помочь 
ни советом, ни дружеской ложью: 
«Наказание Божье, не дочь, – 
он твердит, – наказание Божье!» 
  
Ох, нелёгок родительский крест! 
Дочка молится богу иному: 
живописец Кипренский Орест 
написал для Шарлотты икону. 
  
Африканец, кудрявый пророк, 
обходя океаны и земли, 
это сердце глаголом прожёг, 
и оно задыхается, внемля. 
  
Ты сверкаешь, как люстра, Париж, 
веселясь до утра, до упаду, 
но не ты мотылька опалишь –  
он летит на иную лампаду. 
  
В доме скорби окончатся дни 
безвозвратно, безвестно, бессрочно... 
Где б достать твой портрет, Леони, 
гадкий лебедь, племянница, дочка? 
  
Нагло лжёт эпитафии текст 
на одной из могил Пер-Лашеза: 
«ЛЕОНИЯ ШАРЛОТТА ДАНТЕС –  
дочь сенатора Жоржа Дантеса». 
  
          1966

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Не убий!»
Вера Полозкова
Вера Полозкова «Давай будет так»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Слова»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «За тобой через года»