Георгий Станзин

Георгий Станзин

Сим-Сим № 13 (541) от 1 мая 2021 г.

Подборка: Плаха копирайта

* * *

 

где зоркий глаз

слепого коменданта

проходку чтит

в пустой концертный зал

 

ты вспомнишь всё

что я писал когда-то

 

я вспомню всё

чего не написал

 

комочки лиц

их сваренные в кашу

черты что нот

цепочки льнут дугой

одна к другой

 

и кто кого накажет

покажет чай мне

бог одной рукой

 

а в той стране

где этих не случилось

ни дел ни черт

ни признаков

ни-ни

 

свой нимб сомни

глотать прокисший чивас

что может быть приятнее

взгляни

 

вот снег идёт

по первой и кадетской

вот ты идёшь

наряженная в шаль

и мне не жаль

судьбы моей

недетской

 

да что уж там

мне ничего не жаль

 

ни этих строк

разбросанных повсюду

ни тех людей

которым по пути

 

не клей зазря

разбитую посуду

покуда сам

тарелку жмёшь в пяти

 

а коли всё наскучит

вешним садом

в метель пройдись

охотником на дичь

 

стрельцом начать

закончить адресатом

 

достичь того

чего нельзя

достичь

 

* * *

 

еврея выдавит скрижаль

народом ляжет чудь

и вроде как должно быть жаль

но мне не жаль ничуть

 

да только волю жадно рвать

боль снимет как рукой

и ты посмотришь на кровать

а там лежит другой

 

то вроде та же вся фигня

да стой на стороже

а то ж так глянешь на меня

и не моргнёшь уже

 

вот так и снится горлу яд

постели на краю

где непонятно вою я

иль песенку пою

 

* * *

 

гуляли где

поля ли межевые

аль жёлто где

покуда не бело

 

вы – мёртвые?

живые мы

живые

 

смело бы нас

да только не мело

 

где грязный флаг

колышется на палке

где калки ток

прикалывает так

 

я кто такой

что мне котомки валки

глупы кульки как

маменькин видак?

 

откройся рот

вались родная пылью

с дрожащих губ

вечерницы лэти

 

ты кровь моя

и всю тебя я вылью

на чистый лист

где птичкою лети

 

дорог насквозь

гуляли где намыли

земли хребты

корзинка для белья

 

и в ней самой

лежим гляди

не мы ли?

 

не мы, не мы.

тем более,

не я.

 

* * *

 

теки рекой мой маленький не кай

на герды грудь грядой нагрянуть грудой

где лёд гирлянд гренландия где кайн

где гром гремит не лезвием орудуй

 

а снег топи примерного до пи

в печи речей ничейных и печеньях

имбирной их померкнувшей топи

не нам с тобой качаться на качелях

 

другим корпеть цены не знать труду

который мы на вертеле вертели

пройти корты и злые рты метели

бурана круть пурги его руду

 

вокабуляр раскастистей икай

мне срок скости терпеть который вместе

туда где нет ни совести ни чести

теки рекой мой маленький не кай

 

* * *

 

где спички маленькие речи

где в речке плавают бычки

я не могу смотреть на вещи

в солнцезащитные очки

 

где свет растит интеллигента

где распускается герань

в четвёртый бэ где прежде гетто

а нынче встал в такую рань

 

профнепригодная погода

не второгодник академ

когда кому чему в угоду

себя продать незнамо где

 

сойтись на веритас ин вино

в инвитро тромб и варикоз

ты ограниченно невинна

сама не знаешь вотс зе коз

 

пройти предбанник где не парень

стоит а сучий шоурум

у гидулянoвoй на паре

о сyчий случай в мишуру

 

укутать накрепко изнанку

того что держится на ней

и к вопросительному знаку

свести усилие эней

 

артикуляцию к диктанту

забыть не выучить зачать

закашлять там где постум тантум

где монументум гречья чадь

 

не лечь в пучину катафалка

где гром и чёрная вода

весна во дворике филфака

не наступает никогда

 

* * *

 

ещё земли печален

где воздух подвесной

люблю грозу в начале

отчаливать весной

 

весь день она лежала

толкутся дышат че

в плече осталось жало

лежавшее в плече

 

поют деревья блещут

и мир цветущий ми

трёхкратно множит вещи

забытые людьми

 

вещицу прёт волчица

где чалится кора

весна в окно стучится

и гонит со двора

 

* * *

 

по оградке смоленского грядки редки

где гремит возбуждённой рекой

продвигаются стройно рядами братки

как сдвигают дома паровые катки

наряжаются лбы в кружевные платки

где руки не умоешь рукой

 

там и я застоявшейся кашей стою

на мосту отмеряю версту

присягнувший страны строевому старью

на своём непристойном посту

 

и не верту в ладони дрожит на ветру

просто свёрток лежит недвижим

у тебя неприглядного гада во рту

как слова про преступный режим

 

то симптомы истерики братья ага

там где пятая точка нага

где приклеены керенки мне на рога

и бумага что мнётся речей курага

где по почерку чёрт вычисляет врага

наступает на мину нога

 

и на миг забирается в жерло ручья

повторенья вопроса за сим

чья-то бритва которая вроде ничья

где не мы на шнурках не висим

 

кто придёт к нам с мечом тот падёт от меча

лучше так чем планида лича ильича

на воротах написано мама чечня

рэст ин пис марцинкевич максим

 

* * *

 

нельзя сказать работа начата

нам не чета ни тра твоя ни карта

я знаю только то что ни черта

не выучил но вычел многократно

 

чернее ночь где рож бросает в дрожь

не блажь но ложь и кто тобою прожит

навряд ли точит ножика не трожь

тебя тогда братва не тронет тоже

 

и что ни дашь зачем мне ваш париж

когда его не выкуришь не выжжешь

не разожмёшь не выбросишь сгоришь

да что ты врёшь сгоришь

 

сгоришь не ты же ж

 

где мокрый пол где жёлтый ленинград

как суден счёт течёт в одну и ту же

ты в первый раз не встанешь на парад

взгляни вокруг кому ещё ты нужен

 

где дроби плащ давида ли пращу

для вида ли где кажется нащупал

всего страшней что всё себе прощу

за просто так за лепет раб и щупл

 

почтамта тчи ты клетчатые чти

четыре три накидываем тренчи

о чём и речь на плечи и до встречи

ты ничего не вычленил

 

почти

 

* * *

 

нырнуть в язык в котором ни бельмеса

за вечер мой сойти на бережок

я здесь чужой но нету лучше места

чем этих мест прожёванный крыжо

 

нет ничего страшнее этих строчек

вся жизнь пред тем боса и небеса

чеченский след подлодка курск и прочерк

всё то что я ещё не написа

 

мне рот забьёт налипнет на подошвы

в карман пальто само себя зашьёт

кто-кто скажу предчувствие а тож вы

меня того зароете за счёт

 

батончик твикс и чая полстакана

казанский со не соболь собибор

пусть ленинград раздавит таракана

сожмёт сожрёт пусть даже перебор

 

всего страшней не плаха копирайта

не шприц в руке не звон колоколов

не быть женой у репера картрайта

разведопрос профессор соколов

 

не хлещет дождь тропические фрукты

не ванька чёрт пердит избушки задь

а то как русь встаёт на фу ты ну ты

на раз два три не знаю что сказать

 

* * *

 

когда кричать окстись срывается немая

когда в известный час народные харчи

съедает не народ но крик не поднимают

и даже алфавит нерусскими горчит

 

что делать мне скажи куда мои чернила

к тебе совать и как крепить на голубей

свободу где себе всю плоскость подчинила

гэбня чтоб глубже ров и небо голубей

 

куда строчить донос на то что ты доносчик

куда из здешних нор соваться на-гора

где спирт мешать и с кем делить его до ночи

пока в расход идёт не витебск анкара

 

не так больна страна ругается на деда

больней когда ремнём лягается при нём

в которую нырнём в чужой мундир одета

но если что потом и ту перевернём

 

я не хочу входить но дверь уже открыта

я слишком долго ждал разбитого окна

чтоб просто так сидеть у прежнего корыта

и ту же жрать лапшу из оптоволокна

 

я больше не боюсь уверенно и верно

так трёхполосный флаг топорщится на лбу

как в сжатых кулаках пульсирует не вена

но страх пойти войной на дружную толпу

 

рази мой лоб снегирь невнятным опереньем

стреляй в меня батёк я больше не боюсь

в стамбуле стынет чай с малиновым вареньем

российские войска заходят в беларусь