Георгий Гурин

Георгий Гурин

Четвёртое измерение № 8 (68) от 11 марта 2008 г.

Подборка: Что надо богу?

Твоя любовь

 

Твоя любовь в твоей улыбке

которой ты расцветаешь

при виде меня.

Которая притягивает к тебе

и где-то глубоко внутри

в районе солнечного сплетения

или головы

или совсем не во мне

а где-то в небе

в моём отражении тебя

рождает такое же чувство.

Чувство погружение во что-то

до боли близкое

и родное…

 

Твои глаза

наполненные любовью…

Интересно,

ловил ли на себе Господь

взгляд таких же глаз

полных чистой любви

не смешанной

с трепетом

страхом

почтением?

Если нет,

тогда

зачем быть Богом?

 

Цветок в бутоне

 

Цветок в бутоне

Смотрящий внутрь себя,

Чувствующий только себя,

Шестым чувством ощущающий дыхание внешнего мира

Распускается.

Лепестками выворачивается навстречу сверкающему, необъятному пространству…

 

Мир, дарящий себя цветку.

Цветок, дарящий себя миру.

 

Увидеть образ Создателя,

Увидеть любящие глаза его,

Услышать голос его:

- Мама, мама, мой цветок распустился!

Посмотри, какой красивый!

 

Спасти своего Бога

 

 

...в поисках Бога-внука

Владимир Монахов

 

Бог умер.

И на его могиле выросли ростки.

Боги.

И эти боги умирали.

И вырастали следующие.

И поднимались они и падали.

И поднимались и падали с ними люди, в которых жили эти Боги.

Но каждый человек, поднявшись, мог спасти своего Бога.

И каждый Бог мог спасти своего Человека, если они друг друга ПОНИМАЛИ.

 

Видишь?

 

Люди задевают друг - друга плечами,

марая неприязнью,

раня сердца осколками слов.

Выбрось раздражение окурком в урну.

Видишь, как улыбается солнце?

 

Задумайся о прошлом…

 

Задумайся о прошлом…

Сколько раз кольнёт твоё сердце,

заставив испытать чувство вины?

Стал ли ты другим?

 

Сострадание в нужном месте

 

Люди проходят мимо

Лежащей на улице старухи.

Подают нищему у церкви.

У церкви Бог лучше видит.

 

Своя мечта

 

У него есть мечта

Он ходит головой в небе.

Другой, катит свою мечту навозным шариком

Желая собрать кучу таких же.

 

Спасибо

 

Взгляды:

колючие

завистливые

высокомерные.

Хочется увернуться.

тёплый взгляд.

взгляд – подарок.

спасибо

 

Что у тебя есть?

 

Хомячий рефлекс –

Набить щёки.

Слава самому щекастому!

Но, когда настанет

Последний день

И вечность,

Терпеливо дождавшись

Твоего последнего вздоха

Втечёт в тебя через глотку,

Растворяя плоть

И впитывая твою душу в себя,

Что ты предложишь ей,

Чтобы она была милосердной?

Богатство?

Она примет лишь любовь,

Которую ты отдал людям.

 

Зачем тебе это сердце?

 

Зачем тебе,

это сердце?

Шершавое,

как булыжник,

разгоняющее высокомерие

по твоим

психованным

нервам,

циркулирующее

в замкнутой системе

твоего

махрового эгоизма.

Остывший

кусок мяса.

От такого отвернется

падальщик,

гордо сплюнув через левое крыло.

И улетит,

поеживаясь,

задетый его

холодным безразличием.

Зачем тебе

я?

 

Нет, она не твоя…

 

Нет.

Она не твоя.

…и завтра она будет летать,

Лаская крыльями

улыбчивое, мурлыкающе небо.

Разве ты будешь счастлив

привязав её к себе,

Чувствуя,

как плачет она ночами,

А губы беззвучно шепчут:

я летала…

 

Если побежать…

 

Весна.

Сосульки разомлели

И тают от нежного прикосновения солнца.

Смотри, а оно купается в луже,

Не боится простудиться.

Если побежать

Можно быстрей попасть в лето…

А там постоять,

Подольше,

Слушая музыку

Шелестящих листьев.

 

Любовь

 

Любовь не мысль.

Транзит

Небо – сердце.

Смятением чувств,

Счастьем постелется.

Верой привидится.

Уйдет – растворится…

После пригрезится

Дымкой тумана

С запахом ландыша.

Каплей росы

На трепещущей розе.

 

Бриллиант

 

Что такое

бриллиант чистой воды

по сравнению с тобой?

Просто мусор,

выкинув который

я помою руки,

перед тем,

как коснуться ими

твоих ног.

 

Я повторю…

 

Не прячь в ладонях своё лицо,

Скрывая румянец и улыбку.

Хочешь,

Я повторю ещё раз?

Я тебя люблю…

 

Протуберанцы солнца

 

Обратная сторона солнца.

Свет, который ничего не освещает.

Лучи его вязнут в бесконечности

Слепящего мрака

Протуберанцы – это рыдания Солнца,

Потерявшее часть себя.

 

Про-ту-беранцы солнца

Про ту сторону его слагают

Оды

Разрывая плоть горящую

На части

 

Прощаюсь навсегда…

 

Бросаешь мне, пробегая, «Лови!» из поцелуев собранное ожерелье.

Надеждой лопаешься, разлетаясь на куски, падают на холодный асфальт перья.

Вода в пригоршне затягивается льдом, в котором боги людей полощут

Пробивая мерзлую кромку их лбом, вытаскивая из глубины на ощупь.

Из глотки вылезают слова, скребёт по языку каждая буква.

Слова, слова, слова, слова, каждое слово – сука, сука.

На сухом языке леденцом, твоё тающее тело

Дало по башне, унесло, закрутило и завертело…

Растаяв, прошло, шершаво, неуютно, ломко

Дало отрыжку, ментоловой свежестью прошло, замело свет позёмкой

Закрутило вихрем из глыб, из льдин, жутко, мерзко, странно

На семь цветов расслаиваюсь, ухожу в мираж, слова рано, рано, рано

Вибрацией двигаюсь по лучу, мелкой, холодной дрожью

Меня сегодня, меня, меня сегодня полощут…

Ору, прощаясь навсегда с выкинувшим меня Раем

Давит на уши голос человечий. Кому-то:

«У вас мальчик, поздравляем!»

 

Индивидуальное небо

 

Упрямо карабкаться на свое,

индивидуальное небо.

Смотря на мир через свою,

полуволшебную призму.

Лишь брошено в спину:

«Как глупо, нелепо…»

на что промолчу,

подавляя харизмой.

Засунуть общепринятые правила в …

подальше.

Да что там стесняться, конечно же,

в жопу.

Не стоит тяготиться чинностью,

фальшью,

если надуюсь важно, обязательно

лопну.

Вскрываю душу свою, как консерву.

Смотрите: срок годности еще

не просрочен!

Берите, жрите,

вот чувства, нервы.

Полито кровью,

так смачно, сочно!

Никто не слышит.

С глазами стеклянными,

насквозь проходят

дыша безразличием.

Они всего лишь

немного странные.

Они с собою,

уносят личное.

Они привыкли:

на завтрак – постное,

событья – серые,

картинки – скучные.

А ты своим здесь

проклятым тостером

им жаришь чувства,

пытаясь лучшее

зажечь внутри их,

спалив сомнения

о том, что может быть,

вдруг зря все прожито.

Скрепив все страхи надежно,

степлером

к бланку: «В архив. Навсегда.

Отложено».

 

Психоанальный головопатолог

 

Психоанальный головопатолог.

Доктор.

Болезни души многоканальны.

Банальны

В реально тождественном сумраку свете.

Столетья

Лечит заблудшие души.

Вставляет

Внутримышечно и анально

В бренное тело.

Видит мозга тыл.

Закрыл

Историю болезни.

Пациент просит:

Доктор!

Ну хотя бы ещё одну клизму!

Вы знаете, я чувствую,

Мне гораздо легче.

Я чувствую,

Как внутрь меня входит космос.

Как прана, циркулирует по венам.

Лишь колено

Жалуется на легкое недомогание в области мениска,

Задетое пенисом.

Доктор.

Вы кудесник

Наместник Бога,

Враг стафилококка,

Ужас кишечно-мозговой инфекции.

Друг эрекции.

Скажите:

Как видится кора головного мозга

Через призму

Анальной проекции?

Обсерватория человеческого неба,

Созерцание человеческой мысли…

Линзы закисли.

Доктор встаёт из-за стола, протирая пенсне:

Больной, вы навсегда поправились.

Выход из больницы через чердак,

На крыше сарай.

Не ошибитесь,

На дверях надпись:

«Рай»

 

Ка-пля-бля

 

Капля – бля, никотина, бля.

Бледная лошадка, бля...

 

Жалость

 

Ребёнок выковыривает из носа козявку.

Вряд ли засунет её обратно…

Пожалейте козявку…

Козявка умерла…

 

Что надо Богу?

 

Счастлив ли художник, нарисовавший прекрасное полотно,

если никто не знает, что картину нарисовал он?

Мир – это прекрасная картина, созданная Творцом,

на котором Ему никак не удаётся дописать в совершенстве

один фрагмент – людей.

Пробовал стереть – топил.

Возродились по-новому. Неудачно.

Посылал Сына.

Сына распяли.

Что стоит ему, создавшему весь мир за шесть дней,

уничтожить человечество?

Зачем ему люди?

Что ему от них надо?

А самую малость.

Чтобы они знали, что всё это сделал Он.

Чтобы в Него

ВЕРИЛИ.