Генрих Худяков

Генрих Худяков

Генрих ХудяковПоэт и художник. Родился в Челябинске в 1930 году. Окончил филологический факультет Ленинградского университета в 1969 году. Работал техническим переводчиком с английского и чешского языков.

Поэт-эксперименталист, испытавший влияние Б. Пастернака, М. Цветаевой и живописи русского модернизма. Автор новой драматургической версии мифа о Гамлете «Лаэртид» («Гнозис» №V-VI, Нью-Йорк, 1979), звукописных стихотворений-столбцов, оригинальный интерпретатор и исполнитель своих произведений.

Эмигрировал в Нью-Йорк в 1974. С 1970-х годов занимается дизайном и живописью – разрисовывал пиджаки, галстуки, создавал скульптуры. Переводил Эмили Дикинсон и других поэтов с английского на русский. Долгое время жил в Нью-Йорке, в настоящее время живёт в Джерси-Сити, штат Нью-Джерси.

Публикации стихов: «Аполлон-77», «Гнозис», Антология Гнозиса, «Эхо», антология «У Голубой Лагуны», «Перекрёстки», «Магазинник», «Новая Кожа», «Футурум-арт». Художественные работы выставлялись в различных галереях в Нью-Йорке. В 1968 году в США вышла книга «Кацавейки».

Пьеса «Лаэртид» написана в 1972 году. Она представляет собой оригинальный парафраз «Гамлета» Шекспира. В пьесе органично переплетены ирония, абсурд и юмор, а достаточно достоверное следование событиям трагедии Шекспира соединено с трагическим, философским переосмыслением известного сюжета в контексте исторического опыта ХХ века. Ключевым замыслом пьесы является словесная палиндромическая находка автора: имя (Х)амлет, прочитанное наоборот, представляет имя Телемах. В результате, история Гамлета рассматривается вкупе с историей Телемаха в «Одиссее» Гомера, оба героя сходным образом защищают честь отцов (Одиссея и погибшего отца Гамлета) и пробуют оберечь честь матерей (Пенелопы и Гертруды) от супостатов (Клавдия и женихов Пенелопы). Хотя эта идея не получает кардинального развития (автор не вводит упомянутых греческих героев в пьесу, ограничиваясь лишь отдельными ссылками на них), тем не менее, она окрашивает весь ход событий пьесы Худякова. Художественное привнесение элементов анахронизма, выраженное постоянными ссылками на существующие переводы Гамлета на русский язык, также усиливает модернистское преломление старого сюжета. Автор, как будто бы случайно, гротескно-ироническим способом постоянно привносит в кажущуюся «светскую» пьесу глубокие эзотерические идеи, которые плотно ложатся в канву произведения. Эти идеи находят своё выражение, например, в монологе Гамлета «Быть и не! быть. Вот и ответ на речи», отсылающем к буддистской концепции одновременного существования и несуществования. Также они наглядно представлены в сцене с могильщиком, который на вопрос, кого он хоронит, отвечает, что он «хоронит легенду о Гамлете», которая должна замениться новой концепцией о Гамлете в сочетании с Телемахом, что напоминает нам об историческом феномене смены мифов и религиозных культов при их духовном истощении.

Самым трагически надрывным элементом в пьесе является отсылка к идее Ф. Ницше и П. Д. Успенского о вечном возвращении – при трагической развязке в конце пьесы умирающий Гамлет вспоминает, что ему приходилось переживать этот трагический момент много раз раньше. При этом автор, как будто бы случайно, забывает внести в пьесу справедливое возмездие, осуществляемое Гамлетом по отношению к Клавдию. Это усиливает трагическую безысходность концовки сюжета в одной из его самых поздних «реинкарнаций» с точки зрения буддизма. Это органическое сочетание традиции и новаторства, иронического юмора с трагической философичностью делают пьесу «Лаэртид» оригинальной и интересной для читателя в наши дни.

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Mostbet com

mostbet com официальный работающий сайт

my-mostbet.ru