Геннадий Колесников

Геннадий Колесников

Четвёртое измерение № 24 (84) от 21 августа 2008 г.

Подборка: Перепелиные поля

* * *

 

Хлынь, метель, в небеса, звеня!

По России пылай, мороз!

Запеклась на губах заря

У бегущих к реке берёз.

 

Хлынь метель, колоколя в Русь!

Чтобы в пляс пустились огни,

Замети мою боль и грусть,

Озорство во мне раздразни.

 

По России гуляй, мороз!

Хлынь, метель, горячо, как страсть!

У бегущих к реке берёз

На губах заря запеклась.

 

Сердце

 

Моё сердце стучит.

То замрёт,

То взорвётся набатом.

И когда я страдаю,

Рыдаю, люблю и пою,

Я его расщепляю,

Как вы расщепляете атом,

И энергию сердца

Тебе, Человек,

Отдаю.

 

* * *

 

Сказать о Родине?

А где добыть слова?

Как всё же мало слов

У человечества!

Сам Пушкин –

Всем поэтам голова –

Не досказал нам что-то

Про Отечество.

Молчать о Родине?

Но как же утерпеть,

Когда дымок тайком

Над речкой стелется.

И соловей

От счастья хочет петь,

А сам вдруг плачет.

Плачет.

А не верится…

 

* * *

 

Горел рассвет, подёрнутый дымком.

Казалось, вся земля искрит и тает.

Снег умирал так ярко, так легко,

Как будто знал, за что он умирает.

Дарил он жизнь и травам, и цветам

И, став рекой, летел с горы с разбега.

Я подносил сирень к своим губам

И ощущал былую свежесть снега.

Хочу уйти легко, как этот снег,

Чтоб в синеве рассвета раствориться,

И на земле оставить яркий след,

И в чью-то грусть и радость превратиться.

 

* * *

 

О Родина!

Раскованная Русь!

Твоей землёю

Я взращён

И вскормлен.

Живой и мёртвый,

В радости и в скорби

Всецело – твой.

И этим я горжусь.

Закрыв глаза,

Токуют глухари.

И сыплет на ветру

Брусника росы.

В степных курганах

Спят великороссы –

Отцы мои,

Соотчие мои.

Когда горит река

На склоне дня,

Я оторваться от неё

Не в силе.

И если б в мире

Не было России,

То не было бы сердца у меня.

 

Пушкин

 

Проснись!

Мороз и солнце –

День чудесный!

Не много дней таких

Тебе отпущено.

Прекрасна жизнь.

Но, что ни говори,

Нам в этой жизни

Не хватает Пушкина.

Скорбят о нём в России январи.

Как зверь, завоет вьюга

Над избушкою.

И белая старушка у окна

До боли глубоко вздохнёт

О Пушкине

И выпьет кружку старого вина.

Летит звезда.

Она, как пуля, пущена!

Видать, и в небесах покоя нет.

Не верится,

Что нет живого Пушкина,

Не верится уже десятки лет.

А он стоит задумчивый

На площади,

На все века дыханье затаив.

Каретные, взлохмаченные лошади

Сюда к рассвету не примчат за ним.

И голова его

Слегка опущена,

Задеты кудри снежной белизной…

И что-то, недосказанное Пушкиным,

Тревожит нас,

Волнует нас с тобой.

 

Январь-72

 

Душа

 

За синевою рек,

В полях пшеничных,

Свободой и просторами дыша,

Мечтою наполняется душа,

Освобождаясь от забот привычных.

И у костра поведанные тайны,

Загадочный и тихий плеск озёр,

Сиянье звёзд

И нежный женский взор

В душе у человека не случайны.

Бессмертие дорог

Душе дано.

Она не знает,

Что такое старость.

Цветы и солнце, песни и вино

Перемешали в ней

И грусть, и радость.

В ней с детства

Красота родного края.

Душа!

В ней чистота родных небес,

Печаль разлук

И праздник урожая,

Плач матерей

                  и хоровод невест.

Ни клятвы, ни любви

Я не нарушу.

И о высоких чувствах не крича,

Россия,

Как пробьёт последний час,

Не Богу,

А тебе

Отдам я душу.

 

* * *

 

Сердцем рад я захолустью!

В захолустье –

Свет и тишь.

Пахнет садом,

Пахнет Русью.

Далеко душой летишь.

Дышит полем вечер синий,

За верстой лежит верста.

И во всём такая сила

И такая красота –

Ахнет даже враг заклятый,

Вспомнит жар былых боев.

Золотой шелом заката

Полон неба до краёв.

Лес ушёл в лебяжьи дали,

Путь мерцает впереди.

Свежим ветром ожиданий

Потянуло из груди.

Кто-то тронул песню с грустью,

Шевельнул веслом камыш…

Нет в России захолустья,

Есть в России свет и тишь.

 

Родник

 

В родных полях перепелиных,

Весь в перелесках,

В переливах,

Он из груди земной возник,

Чтоб утром чибису умыться,

Чтоб путнику в жару напиться

И чтоб в лугах рекой разлиться,

Рождён в родных полях родник.

Течёт студёная водица

Туда, где солнце спать ложится,

Туда, где пролегла граница,

Где светят мачты корабля,

Водица в море превратится,

Начнёт кипеть,

О скалы биться,

Ей будут сниться за границей

Перепелиные поля.

 

Тополя

 

Тополя, тополя,

В город мой влюблённые,

На пути деревца,

Деревца зелёные.

Беспокойной весной

Вы шумите листвой,

И не спится вам вместе со мной.

                   Тополя, тополя,

                   Беспокойной весной

                   Вы шумите листвой,

                   Тополя, тополя,

                   И не спится вам вместе со мной.

 

Тополя, тополя,

Солнцем коронованы,

Ждут дороги меня

И тревоги новые.

Далеко ухожу,

В сердце вас уношу,

Как весенний волнующий шум.

                   Тополя, тополя,

                   Далеко ухожу,

                   В сердце вас уношу,

                   Тополя, тополя,

                   Как весенний волнующий шум.

 

Тополя, тополя,

Долгой дружбе верные,

Я не скоро, друзья,

К вам вернусь, наверное.

Пусть в ночной тишине

Вам приснится во сне,

Как бродили под вами мы с ней.

                   Тополя, тополя,

                   Пусть в ночной тишине

                   Вам приснится во сне,

                   Тополя, тополя,

                   Как бродили под вами мы с ней.

 

Тополя, тополя,

Мы растём и старимся.

Но душою любя,

Юными останемся.

И, как в юности, вдруг

Вы уроните пух

На ресницы и плечи подруг…

                   Тополя, тополя,

                   И, как в юности, вдруг

                   Вы уроните пух

                   Тополя, тополя,

                   На ресницы и плечи подруг…