Геннадий Кацов

Геннадий Кацов

Я оттого и не сошёл с ума, 
Что шёл во сне; не умер от удушья, 
Когда, уткнувшись всем лицом в подушку, 
С неё спускался, как в ночи с холма. 
  
Возможно, это был кошмар ночной 
И было незнакомо время года, 
И неизвестно, сколько здесь народа 
И почему он следует за мной. 
  
И кто они? В присутствии толпы, 
С устойчивым в ней запахом телесным, 
С гудящей и вослед плывущей бездной, 
Что столько серебра истёрла в пыль, 
  
Я узнавал по избранным чертам – 
ЕГО: в ершистом инвалиде сбоку, 
В котором не увидеть связи с Богом, 
Ну, разве в том, что не умрёт он сам; 
  
В младенце, жадно стиснувшем сосок, 
На мать косящем ненасытным взглядом; 
В охотнике, что брёл охотно рядом, 
На грудь принявшим как всегда чуток; 
  
В густых оливах, что спускались вслед 
Толпе, теснясь на неуютном склоне 
И в спину тех подталкивая, кто не 
Распознавал вдали застывший свет; 
  
В раскрывшемся над нами, в вышине, 
Куда не долетит горячий ветер, 
Таком знакомом и чужом портрете; 
Во взглядах, обратившихся ко мне, 
  
Пока я вёл толпу и твёрдо знал 
Весь путь, свои определявший цели 
По всякому препятствию, что стелит 
Он перед нами: пропасть, перевал, 
  
Сухой кустарник, рвущий тут же в хлам 
Одежды, камни с пылью под подошвой, 
И спёртый воздух, нестерпимо душный 
Не только здесь, возможно, но и там. 
  
Я брёл, как будто бы я знал – куда, 
И знал – зачем, по звёздам путь сверяя, 
Но люди шли за мной, мне доверяя, 
И я сгореть готов был со стыда, 
  
Поскольку ничего им объяснить 
Не мог бы: кто, зачем, куда, как долго? 
Ведь всё, что происходит, – вроде 
     долга, 
Который не на кого мне свалить 
  
И не с кем разделить, как делят хлеб, 
Как делят навсегда и сразу судьбы: 
Я был один, и смежные сосуды 
Не сообщались. Вот тогда бы мне б 
  
Проснуться, но в ночи не мог никак 
Открыть глаза, услышать автостраду, 
Что за окном который месяц кряду 
Звала. И наволочка, что наждак, 
  
Мне стёсывала профиль, и лицо, 
Спускаясь по подушке в неизвестность, 
Входило в ту толпу и в ту же местность, 
Где оставляют не анфас – кольцо. 
  
И всё, о чём догадывался в том 
Моём возможнейшем из сновидений: 
Я их веду, без пищи и без денег, 
Туда, где всех нас поведёт потом, 
  
После меня, подобием чтеца, 
Что следующую прочтёт страницу, 
Тот, кто войдёт анфас, кому приснится, 
Что свой маршрут он знает до конца. 
  
          06.04.2013

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «Меж подводных стеблей»
Зинаида Гиппиус
Зинаида Гиппиус «Нелюбовь»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Шесть лет спустя»
Игорь Северянин
Игорь Северянин «Ненужное письмо»
Леонид Филатов
Леонид Филатов «Очень больно!»