Гари Лайт

Гари Лайт

Сигареты и кофе – забытый и сладкий 
     удел девяностых, 
горстка дней – перерыв в постоянной 
     погоне за птицей удачи, 
на исходе зимы вдруг становится ясно, 
что, в сущности, просто: 
Вечер. Взлёт. Снегопад. Турбулентность. 
     Посадка. 
Никак не иначе... 
Скоростная дорога в одном из забытых 
и напрочь заснеженных штатов, 
и стремительный съезд в амальгаму и 
     память – 
сто миль от Нью-Йорка... 
Ощущенье, что снова придётся в кредит 
     разговаривать с папой 
в ранний вечер субботы, – не скажешь 
     всего, 
смысла нет, да и толка... 
Эта Новая Англия стала прелюдией к 
     Англии старой. 
Через несколько лет ощущенья обеих 
     слились воедино, 
словно горько вздохнувшей, упавшей с 
     постели гитарой, 
так пронзительно всхлипнувшей и 
     расплескавшей рутину... 
В этой Англии не было предощущений 
     Парижа, 
как в иной – в трёх каких-то часах 
     полугрёз под Ла-Маншем, 
«... я тебя никогда не забуду...», но 
     не пожалею, если увижу, – 
что поделать, ведь женщины неумолимо 
     становятся старше... 
В палиндромную осень с любимой 
     настолько, что все были против, 
нанизав этот край на себя, не сказавши 
     ни слова, 
мы глотали обиду друг друга, в машине, 
     из кресел напротив, 
и вовсю наглотались, и горечь потери 
     ложилась в основу... 
Снег по всей Новой Англии валит 
     сплошною стеною, 
но посланец глубинки, похоже, готов к 
     отраженью стихии, 
нарочито по крышам пурга, как старик 
     Козлодоев, 
память лепит иной снегопад – 
в цифре семьдесят семь отражается Киев. 
  
          27-28 февраля 2005

Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Волшебная стрела»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Встреча»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «В горах»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Встреча»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Зависть»